Проблема Пулковской обсерватории: вице-президент РАН объяснил причину

Бывшие сотрудники между тем критикуют решение о переносе исследований в другое место

Пулковская обсерватория уступила городу. Решение о том, что основные наблюдения надо выводить из Главной астрономической обсерватории (ГАО РАН), на которую наступает грандиозная питерская стройка, было принято на днях президиумом Академии наук. МЫ выяснили, что думают по этому поводу как действующие, так и уволенные за непримиримую позицию сотрудники ГАО, а также руководство Академии наук в лице ее первого вице-президента Юрия Балеги.

Это тот самый большой рефрактор, который в свое время Гитлер подарил Муссолини, а советские войска вывезли в Санкт-Петербург. Его надо во что бы то ни стало сохранить, считают ученые.

Напомним, что первые попытки застроить защитную зону обсерватории (она составляет 3 км от ее границ) делались еще в 90 е годы, но обсерватории удалось отбиться.

— С приходом в 2013 году ФАНО (Федерального агентства научных организаций) директора поменяли. А вместе с этим пала и принципиальная позиция администрации обсерватории, которая неожиданно стала согласовывать строительство в нарушение всех наших границ, — говорит экс-сотрудник ГАО инженер-астроном Александр Шумилов.

Александр и многие его коллеги, которым не понравилось решение нового руководства, аргументируют свою позицию тем, что наблюдательная площадка в Пулкове уникальна, она имеет очень узкую специализацию — высокоточную астрометрию, которая дала четверть всех точных мировых наблюдений двойных звезд и больших спутников планет Солнечной системы.

— Нашему большому, единственному в стране длиннофокусному рефрактору (линзовому телескопу) уже больше 60 лет, — говорит бывшая заведующая лабораторией ГАО Елена Рощина. — Эта линза — настоящий бриллиант, каких во всем мире единицы. И долгое время он был основным коньком нашей обсерватории.

Но для него нужна спокойная атмосфера, чтобы ни уличное освещение, ни тепло от жилых зданий, ни пыль, ни копоть машин не изменяли астроклимата. Тем не менее строителям идут на уступки, а сейчас и президиум РАН объявил о переносе исследований… Но куда?

Вряд ли за те пять лет, что отведены для решения этого сложного вопроса, мы найдем подходящие места, а самое главное, инструменты для работы. Тем более что сейчас штат обсерватории сокращается, молодых специалистов по астрометрии и небесной механике либо сокращают, либо вынуждают уходить.

Но самое главное, недоумевают сотрудники, почему в 2009 году рабочая группа РАН говорила о научной работе ГАО в перспективном ключе, а в 2017 м сделала заключение о том, что астрометрия в таком виде, как есть, не имеет будущего?

С этим вопросом мы и обратились к вице-президенту РАН, астроному Юрию Балеге.

— Пулковчане в данном вопросе путают божий дар и яичницу. То, что работы Пулковской обсерватории перспективны, мы не отрицаем и сейчас. Речь идет о звездной астрофизике, о физике звездных галактик, физике Солнца.

Есть направление, которое связано с астрометрией (изучением положения звезд на небе). Это очень старая дисциплина, ей сотни лет. Данные, полученные с ее помощью, уступают тем, которые мы получаем благодаря современной астрометрии космических аппаратов. То есть важность исторического рефрактора в некоторой степени надуманна.

Он, безусловно, имеет определенное научное значение, но это не является сегодня вызовом в области современной физики, астрофизики, астрометрии. Это уже не наука передового фронта.

Приведу пример. Астрономы недавно определили массу ядра нашей Галактики по движению двойных звезд. Так вот, наш пулковский телескоп с этим не справился бы, поскольку эти звезды давно для него недоступны.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: