Главная » ФИНАНСЫ » Стало известно имя предоставившего $2 млн на «взятку» Улюкаеву

Стало известно имя предоставившего $2 млн на «взятку» Улюкаеву

Алексей Улюкаев

(Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС)

Деньги на оперативный эксперимент, в ходе которого 14 ноября 2016 года глава «Роснефти» Игорь Сечин передал $2 млн министру экономического развития Алексею Улюкаеву, предоставил человек, которого зовут Валерий Александрович Михайлов. Об этом сообщается в показаниях генерала ФСБ Олега Феоктистова, данных в ходе предварительного следствия 5 июня 2017 года. РБК ознакомился с показаниями генерала. Два источника, знакомые с материалами дела, подтвердили РБК подлинность документа.

На деле нет грифа «секретно», а отдельные показания засекретить невозможно, пояснила РБК адвокат Улюкаева Лариса Каштанова. «Если бы дело было секретным, его бы слушал Мосгорсуд [а не Замоскворецкий суд]», — добавила она. Комментировать показания Феоктистова адвокаты экс-министра отказались.

Феоктистов 27 октября 2016 года написал заявление на имя главы ФСБ Александра Бортникова о том, что Улюкаев вымогал взятку у Сечина в ходе саммита БРИКС в Гоа. В этот период генерал также был вице-президентом «Роснефти» по безопасности — он работал в корпорации с сентября 2016 по март 2017 года.

По делу Улюкаева генерал проходит свидетелем. Его опрашивали 15 минут, Феоктистов назван в материалах дела сотрудником управления «П» ФСБ (это управление курирует промышленность). В показаниях генерал упомянул «инвестора», передавшего $2 млн для оперативного эксперимента, дважды. В первом случае он указан как безымянный «сотрудник нашей компании». Затем Феоктистов говорит, что деньги в долг ему дал «ранее знакомый Михайлов Валерий Александрович — сотрудник компании, каким-то образом связанной с деятельностью «Роснефти». Связаться с Феоктистовым РБК не удалось.

В суде по делу Улюкаева Феоктистов был опрошен в закрытом режиме. О том, что генерал назвал источником денег «частного инвестора», рассказала в суде адвокат Улюкаева Лариса Каштанова. «В ходе предварительного расследования у нас постоянно менялись анкетные данные этого «частного инвестора» и его место работы, в том числе принадлежность к ПАО «Роснефть», — указала защитник, выступая в прениях сторон 7 декабря. Имени «инвестора» она не называла.

90 юридических лиц

Среди аффилированных с «Роснефтью» лиц Валерия Александровича Михайлова нет (в списке аффилированных лиц указываются акционеры компании, члены совета директоров, руководители дочерних структур). Источник, близкий к компании, утверждает, что в настоящее время человека с таким именем нет и в штате «Роснефти».

РБК изучил данные «СПАРК-Интерфакса» и обнаружил, что граждане с именем Валерий Александрович Михайлов имеют связи с 90 юридическими лицами, из них действующих компаний — 41. Имеющих косвенные связи с «Роснефтью», по открытым данным, — четыре. Это Белорусское УПНП И КРС, ООО «Бизнестраст» и ООО «Профитинвест», а также ООО «Дворец М.М. Романова». И последние три компании связаны между собой.

Открытых данных о работе остальных компаний с «Роснефтью» РБК не обнаружил.

«Нормальный нефтяник»

Член совета директоров Белорусского УПНП И КРС Валерий Александрович Михайлов долгое время работал в структурах «Роснефти», следует из базы данных «СПАРК-Интерфакс» и материалов закупки нефтяной компании. Это подтвердил РБК его коллега. Белорусское УПНП И КРС — это «дочка» нефтесервисной компании «РН-Сервис». В конце 2000-х годов Михайлов возглавлял другую «дочку» «РН-Сервиса» — «Стрежевской ПРС» (ликвидирована в 2009 году), затем работал заместителем генерального директора «РН-Сервис» по координации производственной деятельности предприятий текущего и капитального ремонта скважин.

В разное время Михайлов в качестве замгендиректора «РН-Сервиса» координировал работу всех предприятий «Роснефти» по капремонту скважин, возглавлял филиалы «РН-Сервиса» в Самаре, Нижневартовске, руководил белорусским направлением деятельности компании, рассказал РБК его бывший коллега. По его словам, Михайлов может «скинуться на хорошую коллективную рыбалку на севере», но не на следственный эксперимент с «взяткой» $2 млн: таких свободных денег у него нет. С Феоктистовым и Сечиным Михайлов не взаимодействовал: это совсем не его круг общения, добавляет собеседник РБК. Он вспоминает бывшего коллегу как «хорошего специалиста по капремонту скважин», «порядочного и надежного сотрудника» и «нормального, хорошего нефтяника».

Михайлов уволился из структур «Роснефти» летом 2016 года, сказал РБК другой близкий к нему человек. Денег для передачи Улюкаеву он не давал и с Феоктистовым знаком не был, утверждает источник. Сейчас Михайлов курирует капитальный ремонт скважин в частной компании на севере, говорят двое собеседников РБК, но название компании не раскрывают.

Сам Михайлов отказался от комментариев.

Алексей Улюкаев в Замоскворецком суде

(Фото: Олег Яковлев / РБК)

Управляющий дворца

ИНН людей с именем Валерий Александрович Михайлов, которые связаны с ООО «Бизнестраст», ООО «Профитинвест» и ООО «Дворец М.М. Романова», совпадают, то есть это один и тот же человек, следует из данных «СПАРК-Интерфакса».

Компания «Бизнестраст», гендиректором которой выступает Михайлов, была связана с ГК «Регион». Эта ГК управляла средствами учрежденного «Роснефтью» негосударственного пенсионного фонда «Нефтегарант». Валерий Александрович Михайлов работал вице-президентом ГК «Регион» с августа 2011 по май 2014 года и занимался проектами в сфере недвижимости, рассказала РБК представитель компании Татьяна Могильная. Отношения к ООО «Бизнестраст» ГК «Регион» не имеет, утверждает она.

«Профитинвест» Михайлов возглавлял с декабря 2013 года по ноябрь 2014 года. С июня 2017 года компания находится в стадии ликвидации.

ООО «Профитинвест» до конца 2014 года называлось ООО «Дворец великого князя Михаила Михайловича Романова», следует из данных «СПАРК-Интерфакса». В сентябре 2011 года эта компания купила у Санкт-Петербурга здание по адресу: Адмиралтейская набережная, д. 8, литера А, следует из выписки из ЕГРП. Это дворец великого князя Михаила Михайловича Романова, построенный в конце XIX века для внука Николая I между Зимним дворцом и Исаакиевским собором. В апреле 2014 года компания продала дворец ЗАО «Регион Лизинг», которое в декабре того же года перепродало его «РН-Трейдинг» — дочерней компании «Роснефти». Как писали «Ведомости», «Роснефть» начала арендовать дворец у своей «дочки» в мае 2015 года, компания использует его в «представительских целях», в том числе «с возможностью устройства офисов для размещения персонала, проведения деловых встреч и иных мероприятий». В 2015 году «Роснефть» отреставрировала крышу дворца и ремонтировала внутренние помещения, указывало издание.

По данным «СПАРК-Интерфакса», экс-гендиректор ООО «Дворец великого князя Михаила Михайловича Романова» Валерий Александрович Михайлов сейчас является единственным владельцем и гендиректором ООО «Дворец М.М. Романова». Эту компанию Михайлов учредил в августе 2014 года, она занимается управлением недвижимым имуществом «за вознаграждение или на договорной основе», говорится в выписке из ЕГРЮЛ. Компания Михайлова зарегистрирована по адресу, где располагается сам дворец, — на Адмиралтейской набережной.

По данным петербургского издания «Канонер», это ООО в 2015–2016 годах выступало заказчиком ремонта кровли дворца Михаила Романова.

Валерий Михайлов с таким же ИНН был или числится совладельцем или гендиректором еще в 16 компаниях в Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске, следует из данных «СПАРК-Интерфакса». Связаться по телефонам, указанным в базе данных, с ним не удалось. Человек, ответивший по телефону, который по данным «СПАРК-Интерфакса», принадлежит «Бизнестрасту», отказался представляться. Выслушав версию о том, что Михайлов мог дать $2 млн для оперативного эксперимента по передаче денег Улюкаеву, собеседник сказал, что Михайлов деньги не давал и это «дурацкое совпадение». После этого он сообщил РБК, что это «частный» номер телефона, а что за компания «Бизнестраст» и кто такой Михайлов, он не знает.

В «Роснефти» отказались обсуждать работу следствия. «Это оперативное мероприятие ФСБ, мы не можем, не будем и ни в коей мере не хотим содействовать кому бы то ни было в получении информации по этому вопросу», — сказал РБК пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев, отвечая на вопросы про Валерия Михайлова и взаимоотношениях «Роснефти» с его компанией ООО «Дворец М.М. Романова».

​Деньги по рапорту

Наличные для оперативных экспериментов предоставляются, как правило, государством (из бюджета ФСБ) либо заявителем, сообщил РБК источник, близкий к ФСБ. «Частный инвестор — большая редкость. Мало кто захочет, чтобы такая сумма зависла [в хранилище следственного органа] на год-два», — уточнил он. Другой собеседник РБК в правоохранительных органах согласился, что чаще используются «забюджетированные определенным образом деньги».

«Для средств в рамках оперативных экспериментов предусмотрена статья в бюджете самого ведомства [ФСБ]. Получение этих денег осуществляется по рапорту в необходимом количестве. По окончании мероприятия деньги возвращаются в кассу», — рассказал РБК экс-глава Центра общественных связей ФСБ Александр Михайлов. У МВД для финансирования оперативных экспериментов есть специальный счет № 9, как правило, деньги получают оттуда — «по девятке», рассказал РБК адвокат Эдуард Исецкий. Аналогичный порядок действует и в ФСБ, отметил он: «После эксперимента деньги признаются вещественным доказательством и долгое время хранятся в органах. Чтобы не ограничивать в правах граждан, используется такой механизм — бюджетное финансирование». «Плюс зачастую деньги спецсредствами помечаются, так что к ним специфические требования. Они потом сдаются и уничтожаются определенным образом», — объяснил Исецкий.

Но получать деньги из бюджета трудно, это долгий процесс, который может занять несколько месяцев, объяснил РБК еще один источник, близкий к ФСБ.

$2 млн Феоктистов нашел за две недели, свидетельствуют материалы допроса, с которыми ознакомился РБК. Согласно его заявлению на имя Бортникова, Улюкаев потребовал взятку у Сечина на саммите БРИКС в Гоа, который проходил 15–16 октября. А уже 31 октября Феоктистов передал деньги оперативнику Александру Калиниченко для проведения эксперимента, рассказал генерал ФСБ в ходе предварительного следствия.

Иногда эксперимент финансирует сам заявитель, подтвердил Александр Михайлов. «Человек приходит, говорит: «На меня наезжают». Его спрашивают: «Что будем делать? Деньги есть?» Он приносит деньги, они метятся, ксерокопируются, упаковываются. И человек своими деньгами расплачивается [с вымогателем взятки]. Сразу после мероприятия деньги могут вернуться к нему — если все задокументировано, нет необходимости хранить их в следственном органе», — объясняет Михайлов.

Теоретически для оперативных экспериментов могут использоваться и оборотные средства коммерческой компании, считает Исецкий. «Но есть бухгалтерский учет. Деньги должны были быть сняты, взяты под отчет с определенной целью, какой-то конкретный работник за них должен отчитываться», — рассуждает он. «Невозможно представить, какую цель должен указать сотрудник компании и какие документы в ее подтверждение должен приложить [для использования денег компании в эксперименте]», — заключил адвокат.​

«Колокол может начать звонить по любому из вас»: последнее слово Улюкаева

Политика

«Широкая практика»

Генералу МВД Денису Сугробову, осужденному на 22 года строгого режима за многочисленные эпизоды незаконной оперативной разработки, вменяли в том числе и использование частных денег для оперативного эксперимента. Об этом напомнил сам Улюкаев, выступая с последним словом 7 декабря. И в деле Сугробова, и в деле Улюкаева участвует один и тот же гособвинитель — Павел Филипчук, при этом в одном процессе он ​объявляет использование средств частных лиц «преступлением и провокацией взятки», а в другом — «нормальным элементом оперативного эксперимента», отметил экс-министр: «Одним за такое действие полагается длительный тюремный срок, другим — повышение по службе».

«В рамках нашего дела [генерала МВД Сугробова] следствие однозначно утверждало, что использование внебюджетных средств, денег самих граждан, является необоснованным. Это был один из аргументов представителей гособвинения», — подтвердил в разговоре с РБК Исецкий, защищающий Сугробова.

В законодательстве нет запрета на использование частных денег в оперативной работе, сказал РБК адвокат, бывший глава управления следственного департамента МВД Павел Лапшов: «Это широкая практика. С другой стороны, это может говорить об определенных нарушениях. Есть процедура получения бюджетных средств, но она длительная, и есть проблемы с суммами — получить $2 млн в сжатые сроки вряд ли возможно. Но это нарушение дисциплинарное, не влекущее признания оперативного эксперимента недопустимым», — пояснил Лапшов.

Авторы:
Алина Фадеева, Маргарита Алехина, Галина Казакулова.

При участии:
Людмила Подобедова.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*