«Главная цель — отобрать голоса у нас»

«Главная цель — отобрать голоса у нас»

«Главная цель — отобрать голоса у нас»

Накануне старта кампании по выборам в Госдуму (указ президента об их назначении ожидается на этой неделе) “Ъ” завершает серию интервью с лидерами парламентских партий. КПРФ, долго остававшаяся главной оппозиционной силой в стране, на выборах 2016 года лишь на 0,2% опередила ЛДПР в голосовании по партспискам. Председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов рассказал “Ъ”, почему на этот результат не стоит обращать внимания, как он относится к президенту Владимиру Путину и чем Иосиф Сталин по-прежнему дорог российскому обществу.

— Чем предстоящие выборы Госдумы будут отличаться от предыдущих?

— И ситуация в стране, и выборы в корне отличаются от прежних. Нашу страну и всю планету охватил системный кризис. Пандемия коронавируса способствовала его обострению, но суть не в ней. Она — в деградации системы государственного управления, которая наблюдается и у нас, и на Западе. И в категорически несправедливом распределении национального богатства, в постоянном росте неравенства, который является неизбежным следствием неолиберального капитализма. В первой половине XX века два аналогичных кризиса закончились мировыми войнами. И сегодня мы снова стоим на пороге очень большой опасности. Есть только два способа решения проблем такого масштаба: либо с помощью честных выборов, которые отражают подлинную волю общества, а не фальсифицируют ее, либо с помощью винтовки и булыжника. На мой взгляд, сейчас мир стоит у политической развилки: или идти по пути социалистических преобразований, или двигаться в сторону фашизации. Сегодня крупный бизнес готов оплачивать выборные кампании тех мерзавцев, которые не остановятся ни перед чем, чтобы уберечь его капиталы и сохранить действующую систему.

Эта опасность существует и в России. Мы жили в огромной стране, положившей в основу своего развития принципы социальной справедливости. Но нас всех обокрали: основными ресурсами страны владеет узкая группа лиц, сосредоточившая в своих руках девять десятых наших ресурсов. А без них ни власть, ни общество не могут рассчитывать на реализацию планов войти в число ведущих экономик мира, добиться технологического прорыва, победить массовую бедность и остановить демографическую катастрофу. Если вам нравится такое положение дел, то голосуйте за «Единую Россию», за Жириновского (Владимир Жириновский, лидер ЛДПР.— “Ъ”), за «Справедливую Россию». Это, по сути, одна компания под несколькими вывесками. Она не сможет изменить ситуацию к лучшему и не собирается этого делать. «Единая Россия» хорошо умеет обещать, но не умеет отвечать за свои обещания и бороться честно.

— Вы ожидаете фальсификаций?

— Партия власти не знает другого способа побеждать на выборах. Иначе зачем преследовать и давить политических оппонентов? Зачем устраивать голосование на «пеньках» и «лавочках» и растягивать его на несколько дней, делая тем самым практически невозможной нормальную работу наблюдателей на избирательных участках?

— Рейтинг КПРФ перед выборами 2016 года составлял почти 19%, в итоге вы получили 13,34% по спискам, и в целом мандатов у коммунистов стало меньше, чем в прежнем созыве. Сейчас, по данным ВЦИОМа, рейтинг КПРФ — 13,2%. Выходит, в сентябре можно ожидать ухудшения результатов партии?

— Официозная социология всегда дает нам намного меньше голосов, чем есть на самом деле. Не учитывает, сколько голосов воруют при подсчете результатов или, наоборот, заранее подгоняет свои социологические расчеты под тот результат, который нужен в итоге. Но когда удается поставить надежный заслон перед жульничеством и фальсификациями, все эти расчеты разбиваются о реальность. В 2016 году мы победили партию власти в Иркутской области (на выборах губернатора.— “Ъ”), потому что смогли заполнить избирательные участки во всех крупных городах нашими наблюдателями. И махинаторам не удалось переписать результаты. Они решили сломать нас в Приморском крае (на губернаторских выборах 2018 года.— “Ъ”), ночью все переписали, но мы поймали этих воров и жуликов за руку.

— Почему же тогда вы не поддержали вашего кандидата Андрея Ищенко на повторных выборах?

— Мы в Приморье боролись мужественно и честно. Но против лома, который там задействовали, законных приемов просто не существует! А вот в Хакасии махинаторам не удалось провернуть аналогичную «спецоперацию» против нашего кандидата Коновалова (Валентин Коновалов, избран главой Хакасии в 2018 году.— “Ъ”). Туда даже привезли 300 вооруженных чоповцев, чтобы сорвать выборы. Но я предупредил силовиков, что мы не уступим.

— Вы, наверное, скажете, что ваш главный конкурент — «Единая Россия», однако на прошлых думских выборах результат ЛДПР приблизился к вашему вплотную. Не опасаетесь им уступить в этот раз?

— Это исключено. И к нашему результату они не приблизились, это все манипуляции. Сейчас у Кремля главная задача — расписать свою партитуру, рассадить своих кандидатов не только в «Единой России», но и у Жириновского, у Миронова (Сергей Миронов, лидер «Справедливой России — За правду», СРЗП.— “Ъ”) и опять получить заветное большинство в Госдуме. Но скажите, за что должны голосовать избиратели, которым предлагают отдать голоса этим партиям? За то, что их вероломно обманули, навязав людоедскую пенсионную реформу? За то, что уже семь лет подряд снижаются реальные доходы граждан?

— Видите ли вы конкурента в обновленной СРЗП? Говорят, за счет привлечения Захара Прилепина к ним потянулись новые патриотически настроенные избиратели. Даст ли это обновление какой-то электоральный эффект?

— Не даст абсолютно никакого. Очевидно, что это очередная «спецоперация», главная цель которой — отобрать голоса у нас. Миронову «подкинули» Прилепина и Семигина (Геннадий Семигин, бывший лидер партии «Патриоты России».— “Ъ”) в расчете на дополнительные проценты. Но этот ход не возымеет результата, которого ждут те, кто его придумал. Меня удивляет, зачем это все Прилепину. Ведь он талантливый писатель и не может не понимать, какая публика стоит за всеми этими манипуляциями, в которых его используют.

— А за что голосовать в случае с КПРФ? Какое будущее вы предлагаете — возращение времен Советского Союза?

— Советская эпоха — вершина нашей государственности. Но, как говорили древние греки, нельзя дважды войти в одну реку. Однако в мире все больше тех, кто уже понял или вот-вот поймет, что без социализации мы не спасемся. С этим — пусть и сквозь зубы — приходится соглашаться даже представителям западных политических и финансовых элит. Только наша власть и наши олигархи упорно игнорируют это обстоятельство, делают вид, будто нет никакого левого поворота в сознании человечества.

Мы предложили абсолютно реальную программу развития, утвержденную на Орловском международном экономическом форуме. Почему власть не хочет сесть за общий стол и обсудить ее? Почему игнорируют наши предложения по преодолению кризиса в медицинской сфере, в системе образования и науки? Мы предлагаем восстановить бесплатное образование и доступную медицину. Гарантировать молодым людям первое рабочее место. Ведь деградация образования влечет за собой не только снижение интеллектуального потенциала общества, но и уродует его нравственно. Это она лежит в основе таких чудовищных явлений, как недавний расстрел детей и учителей, который устроил в казанской школе ее бывший ученик. Какое поколение формирует нынешняя система, провозглашающая беспринципность, безграничный эгоизм, стяжательство и ненависть к ближним? Поколение, состоящее из таких, как Даня, которого рекламировали на питерском экономическом форуме (19-летний тиктокер Даня Милохин, одно из лиц «Сбера» на ПМЭФ.— “Ъ”)? Но с таким поколением у страны не может быть будущего.

— Что бы вы сделали первым делом, придя к власти?

— Прежде всего нужно поставить все недра, все национальное богатство на службу обществу. А сейчас они служат трем десяткам упырей. Затем надо восстановить все основополагающие права граждан: восьмичасовой рабочий день, возможность нормально учиться, лечиться, познавать страну и мир.

— При каких обстоятельствах КПРФ может прийти к власти?

— Если бы выборы проводились честно, наша команда давно была бы у власти. Мы предлагаем Путину сесть за стол и провести полноценный диалог. Недавно я еще раз призвал к этому в своем открытом письме президенту. В нем внятно обосновано, почему из нынешнего кризиса не будет мирного и цивилизованного выхода, если мы не направим совместные усилия на восстановление страны на основе левоцентристского социально-экономического курса. Кстати, при Примакове, Маслюкове (Евгений Примаков и Юрий Маслюков, премьер и первый вице-премьер в 1998–1999 годах.— “Ъ”) и Геращенко (Виктор Геращенко, бывший председатель ЦБ.— “Ъ”) страна его успешно проводила. Но пока в ответ мы не услышали ничего, кроме невнятных упреков со стороны пресс-секретаря президента. Почему у нас нет серьезного диалога? Почему никто не обсуждает реальные проблемы? Посмотрите, во что превращено наше телевидение — это худший вариант агрессивной, оглупляющей пропаганды и рекламы.

— Но вы же регулярно встречаетесь с Владимиром Путиным…

— Да, он с удовольствием проводит рабочие встречи. Все записывает и, кажется, внимательно слушает. Дает поручения. Но в последнее время его со всех сторон обложили те, чья миссия состоит в бессрочной консервации губительного курса под негласным лозунгом: «Лишь бы усидеть, а там хоть потоп».

Путин сейчас, на мой взгляд, попал в объятия чиновничьей «ваты». Даже прямые обращения, похоже, не доходят до него.

Утрачивается оперативность, которая в кризисных условиях имеет решающее значение.

— Считаете, что никаких последствий у этих разговоров нет?

— Они есть, но наступают с опасным опозданием. Я не раз говорил Путину: нас будут уважать, только если мы будем умными, сильными и успешными. Откройте его первое послание (Федеральному собранию, 2000 год.— “Ъ”): там сказано именно об этом. Геополитика не зависит от цвета партийного билета. У нас есть свой ареал исторического обитания, мы его тысячу лет осваивали и защищали и обязаны проводить твердую политику сохранения суверенитета, иначе нечем будет управлять. Через семь лет слушаю его речь в Мюнхене (в 2007 году.— “Ъ”) и думаю: «Ну наконец-то!» Всем уже очевидно, что без чувства коллективизма, справедливости и духовности, без дружбы народов мы не можем существовать. А он заговорил о русском мире, языке, культуре с опозданием на десять лет. Заговорил уже после того, как в Киеве власть захватили те, кто хочет растоптать наше историческое единство.

— В прошлом году КПРФ единственная в Думе выступала против обнуления президентских сроков, но на февральской встрече с президентом вы сказали, что будете «максимально поддерживать» его стратегические инициативы. Не видите ли вы здесь противоречия? Должен ли Владимир Путин, по вашему мнению, уйти после 2024 года?

— До 2024 года еще дожить надо. Чем глубже системный кризис, тем вероятнее, что вы ошибетесь, даже строя прогнозы всего на два-три года вперед. Россию обложили со всех сторон. И это не просто агрессивная риторика, направленная против нас. Это реальная гибридная война. А история показывает, что в кризисной ситуации такие войны могут стремительно переходить в горячую фазу. Меня это по-настоящему тревожит, я знаю, что такое война. Чтобы вас никто не тронул, вы должны быть сильными, умными и защищенными надежным оборонительным щитом. В этой связи Путин принял ряд важных решений, Шойгу (Сергей Шойгу, министр обороны.— “Ъ”) во многом восстановил нашу армию, а в Сирии мы сумели показать, что можем с минимальными потерями решать военно-стратегические задачи международного масштаба. Но если у вас расколотое общество, плохое образование и деградирующая наука, если у вас нет ресурсов для развития базовых отраслей, то даже на фоне дополнительных финансовых вложений, определенных достижений и внушительных политических деклараций ни ваша армия, ни ваша дипломатия не могут быть по-настоящему сильными и эффективными.

Нельзя всерьез говорить о стратегической безопасности государства, если вы отдаете на откуп нуворишам и их кураторам в чиновничьих кабинетах экономику, финансы, сырьевые ресурсы, ЖКХ. Мы подготовили блестящую программу по развитию села, Путин поддержал ее на Госсовете. А потом в дело вмешался Силуанов (Антон Силуанов, министр финансов.— “Ъ”) и своей рукой вычеркнул из этой программы все самое полезное. Так в чьих же руках реальное управление ключевыми сферами, если чиновники, на которых возложена обязанность обеспечивать развитие страны, игнорируют послания главы государства и не желают выполнять его решения?

— Президент, значит, не виноват?

— Дело не в этом. Как было не раз, на него в итоге все и свалят. А те, чьими руками сегодня проводится разрушительная политика, сделают все, чтобы не только остаться безнаказанными, но и выдвинуть на политический олимп своего человека, выражающего их клановые интересы, такого, который под соусом перемен навяжет стране новую вариацию того же курса — только в еще более жестокой и опасной форме. Украина с этим уже столкнулась. Туда же гонят и братскую Белоруссию. И в России есть очень влиятельные фигуры, желающие толкнуть нас на тот же путь. Вы хотите нам Навального предложить? Мы никогда не смиримся с такой перспективой, потому что знаем: это будет возвращение к самой циничной и разрушительной практике 1990-х. Ельцин предлагал мне любой кабинет, а я в сердцах сказал, что я скорее застрелюсь, чем скажу: «Борис, ты прав». Он предал и продал нашу державу. А Путин по крайней мере хочет страну уберечь.

Я очень надеялся на питерский экономический форум, на то, что в этот раз он станет площадкой для действительно серьезного и честного обсуждения ключевых проблем, стоящих перед нами. Но там опять солировала олигархия, демонстрируя нищающей и вымирающей стране свое запредельное богатство. Я буквально опешил, когда узнал, что там даже чашка зеленого чая стоила три с лишним тысячи рублей. Нужно понимать: это делается намеренно, чтобы продемонстрировать обществу свое могущество и наглость. В стране, где каждый второй еле сводит концы с концами, это вызов и оскорбление общества. Но такая неприкрытая демонстрация своего превосходства неизбежно обернется опасными последствиями. Наши люди долго терпят, но если их не услышат, то они найдут управу на любого и заговорят с устроителями таких чаепитий на языке, который им точно не понравится.

— По поводу митингов: вы то говорите, что без массовых акций на улице результаты выборов сфальсифицируют, то видите в них происки Запада. Какую позицию считать искренней?

— Я за мирный выход из любой ситуации, из любого кризиса, но без ясной программы, дружной команды и мощной, хорошо организованной уличной поддержки решить проблемы сегодня невозможно. Поэтому надо быть готовыми защищать свои результаты на выборах, в том числе и на уличных акциях.

— Санкционированных?

— Дело не в этом.

Как только выйдут 50–100 тыс. человек, никто не посмеет поднять на них руку. Силовики сами будут их провожать и аплодировать.

— Тогда вы скажете, что это Майдан.

— Нет, это разные вещи. Майдан как сила, разрушающая государство и общество, складывается не из того, сколько людей вышло на улицу. Он складывается из намерений его устроителей, из тех целей, которые они преследуют, скрывая свои истинные замыслы от граждан, используемых ими в качестве массовки.

— Но в этом году у нас, по сути, были только митинги в поддержку Навального.

— Его и привезли в Россию с целью спровоцировать Майдан. Да, многие молодые люди пришли, потому что искренне недовольны происходящим в стране. И справедливо недовольны. Такие же были и в Киеве. Они выходили на площадь не для того, чтобы все закончилось воцарением русофобской власти и социальным коллапсом. Эти люди искренне полагали, что выходят в поддержку справедливых преобразований в интересах большинства. А на их плечах во власть въехали те, кто своей политикой привел Украину как государство к фактическому параличу. Если нам навяжут российскую версию Порошенко или Зеленского (Петр Порошенко, Владимир Зеленский, бывший и нынешний президенты Украины.— “Ъ”), нас через некоторое время просто не будет как суверенного государства. Такие деятели немедленно сдадут страну с потрохами. Но власть, уклоняясь от корректировки курса и продолжая делать ставку на выборные манипуляции, сама же увеличивает вероятность такого развития событий. Если выборы будут нечестными, то закончится все большой дракой.

— Как бы вы охарактеризовали ваш электорат?

— У нас электорат очень многочисленный и широкий.

Политтехнологи, которые проводят закрытые исследования общественного мнения и политических настроений, мне лично говорили: электоральное ядро КПРФ настолько крепкое, что даже дети и внуки тех, кто голосует за нас сегодня, будут готовы поступать так же.

Самая массовая часть нашего электората — это люди 25–45 лет. Главное, чтобы люди не отсиделись в этот раз по углам, не поддались пораженческим заклинаниям, будто от них ничего не зависит и голосовать бессмысленно. Ведь тех, кто во время опросов заявляет о своем неприятии нынешней социально-экономической ситуации, гораздо больше, чем тех, кто голосует против ответственных за эту ситуацию. Причина очевидная: даже среди недовольных еще очень сильна апатия, не позволяющая сделать решительный шаг к переменам, которых они сами хотят. Чем больше избирателей придет на выборы, тем сложнее будет жульничать. И в социальных сетях все заметнее рост числа тех, кто это хорошо понимает. Наша команда там успешно трудится. И многие уже ясно понимают, у кого есть реальная программа, несущая достойную жизнь, а у кого — только лживая пропаганда и лукавые обещания, которые сразу после выборов летят в мусорное ведро.

— К началу десятых годов КПРФ для многих стала партией, за которую голосуют не столько по убеждению, а именно как за наиболее крупную оппозиционную силу. Не кажется ли вам, что всякий раз, заявляя о готовности протестовать против итогов выборов и в итоге не делая этого, вы отталкиваете от себя таких избирателей?

— Утверждать, что мы не протестуем против беззакония на выборах,— значит игнорировать очевидное. Ни одна другая политическая сила в стране не ведет такой борьбы за реальное соблюдение избирательных прав граждан, за утверждение принципов подлинного народовластия. И любой, кто следит за нашей деятельностью, а не опирается на домыслы, не может этого не увидеть. Неслучайно именно мы в прошлом году создали Комитет защиты граждан от политических репрессий. У других партий вы ничего подобного не найдете. Для них это запретная тема.

— Почему КПРФ не пытается стать более центристской левой партией, как это сделали коммунисты в Восточной Европе? В идеологии, символике и риторике партии присутствует много советского, такого, что незнакомо современной молодежи. Фигура Сталина, например, для многих является отталкивающей. Не стоит ли ради хотя бы политической целесообразности несколько расширить свои идеологические границы, чтобы получить большинство?

— Если вы готовы перемещать свои идеологические границы в разные стороны, подстраиваясь под сиюминутные задачи, значит, у вас нет идеологии. Но мы отличаемся от своих оппонентов именно тем, что у нас есть идеология, в основе которой мощная научно обоснованная теория и твердые убеждения. А вот у тех, кто с нами борется, идеологии нет или она такова, что ее истинное содержание они предпочитают не афишировать. Эта публика очень любит ссылаться на «непонятность» идеи социализма для молодежи, на то, что наше общество якобы «отторгает» Сталина. Но даже официальная социология признает прямо противоположное. Сталин традиционно входит в первую тройку самых одобряемых сегодня правителей в истории России. А это было бы невозможно, если бы общество не осознавало масштаба тех достижений, которые принесла ленинско-сталинская модернизация, превратившая страну, сгоревшую в Первой мировой, в самую мощную державу. Так что позиции, которые мы отстаиваем, и уважение к истории страны, к ее выдающимся достижениям, к которому мы призываем, никак не расходятся и с общественными настроениями.

— КПРФ наряду с ЛДПР и СРЗП называют системной оппозицией. И, как в любой системе, вы вынуждены существовать в неких рамках, договариваться с властью. В каких случаях вы идете на уступки, а в каких нет?

— Все, что будет укреплять наше государство, улучшать жизнь граждан, особенно женщин, детей и стариков, я буду поддерживать. А если будут дальше распродавать собственность, разрушать национальную промышленность, медицину и образование, потворствовать выводу капитала за рубеж, проводить политику обнищания и ограбления граждан, то я буду жестко и последовательно противостоять этому.

— Перейду к конкретным примерам. История с договорными округами на прошлых думских выборах…

— Какие округа имеются в виду? Назовите. Откуда такая информация? У нас была договоренность, что дадут доработать губернатору в Иркутской области (Сергею Левченко.— “Ъ”). Но разве ее выполнили? Мне обещали не трогать Грудинина (Павел Грудинин, кандидат в президенты от КПРФ в 2018 году, после выдвижения, по словам коммунистов, против него началась широкомасштабная кампания по дискредитации, вплоть до «рейдерского захвата» его «Совхоза имени Ленина».— “Ъ”), не расправляться с Владимиром Бессоновым (бывший депутат Госдумы от КПРФ, приговорен к трем годам тюрьмы за нападение на полицейских на митинге.— “Ъ”) и Андреем Левченко (сын экс-губернатора Иркутской области, обвиняемый в мошенничестве в особо крупном размере.— “Ъ”). Но их продолжают преследовать самым бессовестным образом. Как известно, с лжецами и жуликами договариваться невозможно.

— А чем им, по-вашему, Левченко помешал?

— Он единственный глава региона, кто удвоил бюджет, существенно нарастил объемы производства, стал активно наводить порядок в лесном хозяйстве, изгонять оттуда криминал.

— Зачем тогда его убирать?

— Потому что он политический конкурент. Добиваясь результатов, которыми не может похвастаться ни один представитель «Единой России», он на деле продемонстрировал, какие позитивные перемены могут наступить по всей стране, если эта партия перестанет быть правящей и будет реализовываться наша программа.

— А почему тогда вы убрали Левченко из президиума ЦК партии на последнем съезде?

— У него огромная область и колоссальный объем работы в регионе, где он не просто возглавляет партийное отделение КПРФ, но остается ключевой политической фигурой. Что же касается процесса кадрового обновления, то у нас по уставу партии каждый орган к съезду обновляется на 30%. Убежден, что это необходимое условие жизнеспособности любой политической организации. Мы сейчас энергично продвигаем молодежь.

— А Валерия Рашкина зачем все время понижаете (на апрельском съезде глава Московского горкома был исключен из состава президиума ЦК КПРФ.— “Ъ”)?

— Никто его не понижает, у него огромная московская организация. Столица, где непочатый край работы.

— То есть вы не признаете, что это как-то связано с якобы поддержкой им Алексея Навального?

— Я официально сказал, что дело не в Навальном. Опять же это все домыслы, сплетни, которые наши противники выдают за реальную информацию. Мы к этому привыкли. С самого основания партии про нас рассказывают сказки о расколах, каких-то неразрешимых внутренних конфликтах. Если бы хоть одна из этих сказок была правдой, мы бы давно уже перестали быть крупнейшей оппозиционной партией в стране и вообще перестали бы существовать. Но я вас уверяю: фантазии тех, кто плодит эти выдуманные «подробности из анонимных источников», так и останутся несбыточными.

— А вот председатель Госдумы Вячеслав Володин часто на пленарных заседаниях намекает на депутата Рашкина и его симпатии к Навальному…

— Володин часто увлекается комментариями. И это, кроме прочего, является частью пропагандистской деятельности партии власти, которую он представляет. Такая у него работа.

— Как вы объясните, что Владимир Бортко снялся с выборов губернатора Санкт-Петербурга в 2019 году в последний момент?

— Он принимал решение сам. Я бы принял другое решение

— На него надавили в администрации президента?

— Не знаю. Я полагаю, что это решение — ошибочное. Но это не мешает мне по-прежнему считать его талантливым человеком. Я ему благодарен за фильм «Тарас Бульба» и очень хочу, чтобы он напомнил Зеленскому пророческие слова Тараса: «Ну что, сынку, помогли тебе твои ляхи?».

— Как вы думаете, почему в прошлом году все фракции, кроме вашей, уже готовы были поддержать поправку о досрочных выборах Думы, но в итоге от этой идеи отказались?

— Ко мне приходили люди из администрации с предложением: «Давайте распустим Думу». Я их спрашиваю: «А какова цель?» Видимо, кому-то не нравится состав этой Думы. Кому-то недостаточно даже такого преобладания в ней партии власти и ее ассистентов. И вот решили окончательно переформатировать парламент под себя, под задачу тотальной зачистки оппонентов. Я сказал: «Мне состав этой Думы тоже абсолютно не нравится. Но вы предлагаете две кампании — голосование по Конституции и выборы — провести в рамках одного полугодия. И все это на фоне ковида и жесточайшего кризиса. Вы предлагаете оставить страну без законодательной власти с только что назначенным правительством. Скажите, каким образом мы будем решать в такой ситуации стоящие перед страной проблемы?» Немая сцена. Я встречался с президентом, объяснял, что это плохо кончится. Те, кто затеял эту аферу, такой крик подняли! Но в итоге согласились с моей позицией. А потом те, кто громче всех орал, приходили и сами же благодарили меня.

— Вы реже стали встречаться с президентом?

— Ну, в условиях ковида это происходит практически со всеми. Хотя, когда звонишь ему, он всегда отвечает. Скоро будет его встреча с депутатами. Вопрос в том, какие результаты она принесет. Я встречался с Мишустиным (Михаил Мишустин, председатель правительства России.— “Ъ”), представлял ему антикризисную программу и пакет наших законопроектов. Хочу, чтобы он добился настоящего успеха в должности главы правительства. Но это возможно только при условии нового курса и реализации бюджета развития. У него более работоспособная команда, чем у Медведева (Дмитрий Медведев, бывший премьер, зампред Совета безопасности РФ.— “Ъ”). Но, к сожалению, и она пока ползет по той же старой колее. Пора вылезать из нее, иначе будет поздно.

— Обращались ли вы к лидерам других фракций с предложением подписать ваше обращение в КС по закону о введенном задним числом запрете на участие в выборах лиц, причастных к экстремистским организациям?

— Такие законы свидетельствует о слабости власти и страхе, охватившем «Единую Россию». За последнее время было принято 15 законов, у которых одна цель — максимально закрутить гайки перед выборами, заткнуть рот всем неугодным. В результате вместо диалога и решения проблем мы получаем безудержную агрессивную пропаганду и обострение политической конфронтации. Этот котел обязательно взорвется. Если те, кто пять лет издевался над страной, снова окажутся законодателями, кроме улицы, у людей вариантов не останется.

— Наши власти боятся повторения событий в Белоруссии?

— Когда это (протесты после переизбрания президентом Александра Лукашенко.— “Ъ”) началось, я сразу сказал: «Вы что, ошалели? Что вы набросились на Лукашенко? Мы обязаны понимать главное: это наш последний союзник. Что нас ждет впереди, если ему на смену придут деятели нынешнего киевского формата? Из-под Харькова ракета до Москвы будет лететь три-четыре минуты. Вы штаны не успеете надеть». А с чем мы столкнемся, если и Белоруссию возьмут под контроль открытые противники России, которые будут обсуждать свои планы не с Путиным, а с Белым домом и штаб-квартирой НАТО?

— А на жесткий разгон протестующих и расправу с оппонентами вы закрываете глаза?

— Это разные вещи. А со мной, что, мягко поступают? Но если мне предлагают выбор между жестким пресечением «оранжевой революции» в Минске и разрушением братской страны, тесные отношения с которой имеют для нас огромное стратегическое значение, то я за первый вариант. Для меня страна дороже — и братская Белоруссия, и Россия.

Зюганов Геннадий Андреевич

Личное дело

Родился 26 июня 1944 года в деревне Мымрино Орловской области. Окончил физико-математический факультет Орловского пединститута (1969), Академию общественных наук при ЦК КПСС (1980). Служил в армии, работал учителем и преподавателем пединститута. В 1967 году начал карьеру в комсомольских и партийных органах Орловской области. С 1983 года трудился в отделе агитации и пропаганды ЦК КПСС. С 1990 года — секретарь ЦК Компартии РСФСР. В феврале 1993 года на учредительном съезде КПРФ возглавил партию. В начале 1990-х годов также был одним из лидеров «Фронта национального спасения». С 1993 года избирался в Госдумы всех семи созывов и руководил в них фракцией коммунистов. Баллотировался в президенты России в 1996-м (32,03% в первом туре и 40,31% — во втором), 2000-м (29,21%), 2008-м (17,72%) и 2012 году (17,18%).

Доктор философских наук (тема диссертации — «Основные тенденции и механизм социально-политических изменений в современной России»). Автор десятков книг и монографий, в том числе «Я — русский по крови и духу», «Святая Русь и Кощеево царство», «Глобализация и судьба человечества». Женат, сын и дочь.

КПРФ

Досье

Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ) образована 13 февраля 1993 года на базе Коммунистической партии РСФСР. Была представлена во всех семи созывах Государственной думы. На первых трех выборах в 1993, 1995 и 1999 годах партия получала соответственно 12,4% (42 места в парламенте), 22,3% (157) и 24,3% (113) голосов. В 2003 году коммунисты набрали 12,6% (52 места в парламенте), в 2007-м — 11,6% (57), в 2011-м — 19,2% (92) голосов. На выборах в Госдуму VII созыва в 2016 году за КПРФ проголосовали 13,3% избирателей, в действующей Думе у коммунистов 43 депутата. В региональных парламентах КПРФ представлена 460 депутатами в 84 фракциях (в Республике Тыва депутатов КПРФ нет). Отделения партии расположены во всех субъектах РФ. Председатель — Геннадий Зюганов. В 2020 году КПРФ заработала свыше 1,1 млрд руб.

Интервью взяла Мария Макутина

По материалам: kommersant.ru

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)