Его альтер РГО

Его альтер РГО

Его альтер РГО

14 апреля президент России Владимир Путин в режиме видеоконференции провел заседание попечительского совета Русского географического общества (РГО), на котором отдал должное ленд-лизу во время Второй мировой войны, оговорившись, впрочем, что он был небесплатным и что Россия рассчитывалась по нему до 2006 года. Но гораздо больше, замечает специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников, всех заинтересовала история про то, что Владимир Путин, оказывается, прямо перед заседанием прошел второй этап вакцинирования.

Члены попечительского совета РГО заседали в Императорском зале старого здания МГУ имени Ломоносова, на Моховой, 11. Они того, видимо, стоили.

Здесь было много членов попечительского совета, и даже такие, которых раньше замечено не было. Так, на заседание приехал, не побоюсь этого слова, основатель Фонда Джека Ма Джек Ма, которого сейчас и в Китае на публичных мероприятиях не увидишь (может, поэтому с удовольствием заехал сюда). Спикер Совета федерации Валентина Матвиенко, министр иностранных дел Сергей Лавров, спецпредставитель президента Сергей Иванов, бизнесмены Александр Абрамов, Андрей Бокарев, Виктор Вексельберг, Герман Греф, Александр Дюков, Владимир Евтушенков, Андрей Костин… Плечом к плечу с ними (а в условиях пандемии это особенно бросалось в глаза) сидел Бернар Луни, главный исполнительный директор группы компаний BP… Алексей Миллер, Леонид Михельсон, Виктор Садовничий, Николай Токарев, Петр Фрадков, Виктор Хмарин, Сергей Чемезов, члены медиасовета и управляющего совета РГО…

Все со справками, если что. Не о благонадежности, конечно. А об отрицательном ПЦР-тесте.

Владимир Путин не откладывая сообщил главную новость дня. Она состояла не только в том, что 14 апреля оказался днем рождения Виктора Вексельберга. Теперь это прежде всего день, когда Владимир Путин сделал вторую прививку от коронавируса.

Об этом он рассказал сам и сразу:

— Надеюсь, что пандемия скоро все-таки отступит, в том числе благодаря вакцинации, которую мы активно в стране проводим. Хочу вас проинформировать, что прямо сейчас, перед тем как войти в этот зал, я тоже сделал вторую прививку. Надеюсь, что все будет хорошо. Даже не то что надеюсь — уверен в этом! И вам того же желаю. Исхожу из того, что и вы, проявляя заботу о себе и своих близких, сделаете то же самое, последуете моему примеру.

Вряд ли так и положено: делать прививку и сразу начинать работать. Во всяком случае, рядовым вакцинируемым так не рекомендуют.

Владимир Путин говорил, что ничего такого он не чувствует, ну то есть вообще ничего,— и было бы странно, если бы он что-то почувствовал так быстро.

— Я сделал эту прививку,— рассказывал он позже,— и сразу практически вошел в зал. За десять минут до того, как я вошел, я сделал прививку! Как видите, все нормально! (Да, за стену он не держался.— А. К.) Без всяких побочных эффектов, явлений. Вообще не чувствую, что я сделал какую-то прививку! Все нормально. С утра позанимался спортом, пошел привился.

Он говорил так, как будто занимается этим каждый день уже который месяц… Позанимался спортом, пошел привился…

— Кстати говоря,— неожиданно добавил президент,— как врачи сказали, после первой прививки уже такой хороший иммунный ответ есть.

— То есть антитела уже появились? — не поверил телекорреспондент.

А вот это было уже лишнее. Владимир Путин намерен был рассказать не больше того, что он уже рассказал.

— Так они сказали…— пожал он плечами.— Хороший иммунный ответ. Что это такое — это вы у них спросите, они лучше меня знают. Во всяком случае, эффект положительный, никаких побочных явлений, как я уже дважды (да нет, трижды.— А. К.) сказал, нет, надеюсь, и не будет. А вы сделали прививку?

— Я переболел…— корреспондент признался в этом, как будто испытывал чувство вины за то, что он именно переболел, а не привился.

— А-а…— и в самом деле с чувством, казалось, легкого разочарования кивнул Владимир Путин.— Ну вот надо посмотреть, как будет дальше развиваться ситуация у вас с этими титрами. И даже для тех людей, которые переболели, но у которых титры исчезают, показано прививку сделать.

— Сделаю! — поклялся корреспондент.

Между тем горячиться не стоило. Некоторые врачи предостерегают от прививки после болезни, мотивируя тем, что иммунный ответ может быть таким сильным, что способен вызвать цитокиновый шторм. Я, например, в августе переболел, и после этого накопившиеся антитела постепенно сходили на нет, и я неспешно готовился к вакцинации. Антитела IgG дошли до показателя 12, после этого можно было делать первую прививку, три недели назад я на всякий случай сдал тест на антитела и получил IgG на уровне 176 (антитела IgM — на нуле, ПЦР-тест — отрицательный)… Доктора объясняют этот нелепый и в целом оптимистичный скачок тем, что вирус предпринял попытку прорвать блокаду, но получил наотмашь от антител, которые благодаря этому к тому же только умножились. Пока во мне шла вся эта битва, чувствовал я себя все это время, как говорит Владимир Путин, нормально.

Загадочная, в общем, вещь этот коронавирус. Вещь в себе. Пока не оказалась в вас…

При этом следовало обратить особое внимание на одно важное обстоятельство, оставшееся было незамеченным. Среди приглашенных на заседание РГО был академик Александр Гинцбург, глава Института имени Гамалеи, автор «Спутника V». И его присутствие только на первый взгляд казалось искусственным. Говорят же, что после прививки пациент некоторое время нуждается в наблюдении врача. Так что логично было предположить, что именно это наблюдение и происходит, так сказать, на наших глазах тоже. Так, на всякий случай… Приглядеть краем глаза… Кроме того, все это обстоятельство не оставляло сомнений в том, какую именно вакцину поставили Владимиру Путину врачи.

Тем временем в начале заседания президент РГО Сергей Шойгу рассказал о достижениях общества за последний год и честно признался, что «Русское географическое общество не получает государственного финансирования, поэтому все перечисленное стало возможным благодаря вашему личному участию, уважаемый Владимир Владимирович, и поддержке членов попечительского совета».

Действительно, если бы не личное участие господина Путина в работе РГО, вряд ли члены попечительского совета перечисляли бы так неукоснительно.

Сергей Шойгу представил молодых членов РГО, участвующих в экспедициях, и дал слово молодому ученому Павлу Филину. Признаться, даже просто слушать рассказы об этих путешествиях — дело захватывающее (особенно для перечисляющих средства бизнесменов: они хотя бы начинают понимать, на что перечисляют).

Господин Филин рассказал про то, как в 100 км южнее Диксона обнаружили затонувший ледокольный транспорт «Вайгач», как на севере Таймыра нашли стоянки русских мореходов начала XVII века, а в заливе Сима — остатки избушки… И как «из-за штормовой погоды нам не удалось высадиться на островах Де-Лонга, но именно здесь намечены направления для дальнейших исследований. Сейчас на экране — шлейф над островом Беннетта, газовый шлейф. Существуют диаметрально противоположные мнения относительно характера: одни утверждают, что это молодой вулканизм, другие его полностью отрицают».

— Ну так надо разобраться, есть ли у нас молодой вулканизм в Арктике! — со странной сердитостью в голосе воскликнул молодой ученый.

Есть чем и в самом деле заняться теперь Виктору Вексельбергу и Андрею Костину.

Бернар Луни, говоря о геопроектах, вспомнил своего «дорогого друга Игоря Ивановича» (Сечина.— А. К.).

— Ваш дорогой друг Игорь Иванович, по-моему, отдыхает,— шансов, что господин Путин не откликнется на эту ремарку, не было.— Но я знаю, что он тоже самым активным образом поддерживает экологическую повестку дня.

Сергей Шойгу между тем представил еще один проект — «Исследование аэродромов на трассе Аляска—Сибирь (Алсиб)»:

— Это то, что было сделано поколением, я считаю, великим поколением, очень мужественным поколением, сильным поколением, когда для перегона самолетов из Соединенных Штатов с Аляски через Чукотку, Якутию до Красноярска в тяжелейших условиях было построено за полгода 26 аэродромов с необходимой инфраструктурой. Многие взлетно-посадочные полосы используются и сегодня. Наш проект посвящен комплексному изучению строительства и эксплуатации этих аэродромов.

Еще один молодой ученый, Сергей Катков, добавил:

— Только представьте: вместо обычного времени строительства аэродромов, растянутого на годы, в нереальных условиях, при 50-градусных морозах наши люди смогли ускорить работу и построить взлетные полосы всего за пять—восемь месяцев. Применялись уникальные для того времени технологии, которые позволили приблизить победу. До сих пор многие взлетные полосы используются и могут использоваться в дальнейшем.

Сергей Катков рассказывал и в самом деле интересные вещи:

— Например, американские обогревательные машины для зимнего запуска авиамоторов, которые необходимы, естественно, наши авиатехники в документах называют идеальными, но только для температур до минус 30 градусов, потому что они также работали на авиабензине. Что же делать? Помогла русская смекалка! Обычный жестянщик с аэродрома Зырянка на Колыме изобрел свой обогреватель на дровах, который отлично работал и при минус 50.

Неожиданно разговор вышел на тему ленд-лиза:

— Исследование Алсиба важно и по той причине, что в оценках ленд-лиза, его важности не поставлена точка. Все мы знаем исторический факт: две противоборствующие державы, Советский Союз и США, объединились против общего врага, нацизма, и победили. Но сейчас ввиду некоторых причин, зачастую политических, победа над нацизмом и приближение с помощью наших союзников этой победы оценивается по-разному: кто-то говорит, что помощь союзников была определяющей, кто-то говорит, что они подключились достаточно поздно и мы, мол, и сами бы уже победили. Кстати, Владимир Владимирович, каково ваше мнение на этот счет?

Владимир Путин, видимо, хотел высказаться по этому поводу, тем более сейчас, когда две державы, без сомнения, снова, можно сказать, максимально противоборствующие:

— Можно и нужно привести мнение тех, кто ковал и добывал победу Советского Союза в Великой Отечественной войне. Одна из ключевых фигур — это маршал Жуков. Он как раз, если мне память не изменяет, говорил о том, что если бы не поставки по ленд-лизу, то тогда пришлось бы повоевать еще год, а может быть, и два. А это значит дополнительные жертвы, дополнительные потери, дополнительные разрушения и так далее.

То есть все равно, конечно, одолели бы и без вас, но все-таки спасибо.

— Действительно,— продолжил президент,— даже в период Второй мировой войны наши солдаты — мы знаем об этом по литературе, по фильмам советского времени — называли американскую тушенку вторым фронтом. Но если говорить о тушенке, поставки по ленд-лизу покрывали 80% потребностей. Надо отдать должное, это немало. Но это касалось не только продовольствия, это касалось, самое главное, знаете чего? Металла. Вот эти поставки имели очень большое значение для нашей оборонной промышленности. Были и другие виды поставок, которые имели достаточно серьезное значение для нас: боевая техника напрямую, автомобили, вагоны и самолеты.

Но и по этому поводу он позже оговорился. А пока говорил про советских и американских летчиков:

— Тот маршрут, о котором вы сказали, является, безусловно, уникальным, потому что перегоняли самолеты в исключительно тяжелых условиях. Сами американские летчики говорили, что их перегонять или летать в таких условиях могут только самоубийцы и русские.

Владимир Путин опять благодарил за ленд-лиз, но вот теперь оговорился насчет него уже по существу:

— Правда, эти поставки были небесплатными: еще в 1990 году, после встречи президентов Советского Союза и США, было подписано соглашение, что Советский Союз должен был выплатить остаток средств, остаток денег за поставки по ленд-лизу, до 2030 года. Россия выплатила все оставшиеся деньги по ленд-лизу, причитавшиеся Соединенным Штатам, в 2006 году (то есть при нем.— А. К.). Эта тема закрыта. Россия полностью за поставки по ленд-лизу рассчиталась. Это отношения между государствами, и они в этом смысле носили и стратегический, и коммерческий характер.

Владимир Путин явно хотел напомнить, если кто-то вдруг забыл или, не дай бог, не знал: уплачено, так что по большому счету и за это благодарить не стоит.

Долго разговаривали о тяжкой судьбе теплохода «Армения», который, судя по всему, немцы разбомбили в ноябре 1941 года с несколькими тысячами эвакуированных на борту. И до сих пор толком ведь неизвестно, сколько тысяч их было. А выжили, считалось, шесть человек. Но теперь, может, окажется, что больше. И только в прошлом году в одной из экспедиций РГО «Армению» нашли.

— Самое главное,— говорил Сергей Фокин, исполнительный директор центра подводных исследований РГО,— результаты обследования позволили нам усомниться в другой расхожей версии о том, что теплоход затонул всего за четыре минуты и ни у кого не было никаких шансов спастись! При обследовании правового борта мы не обнаружили ни фрагментов, ни самих шлюпок на штатных местах, а их было десять. Все шлюпки сброшены за борт и на канифас-блоках обрублены канаты! Мы предполагаем, что шлюпки все-таки могли успеть спустить на воду. А это значит, что теплоход был на плаву минимум 15–20 минут, а это практически 500 человек спасенных: десять шлюпок почти по 50 человек. Кроме того, в кормовой части обнаружен кормовой погрузочный люк открытый. То есть люди покидали борт с тонущего судна и этим путем…

Глава НОВАТЭКа Леонид Михельсон рассказывал, как строится и в 2024 году будет стоять в Антарктиде новый зимовочный комплекс станции «Восток». Сейчас кадры, снятые на станции, не воодушевляют, и самым оптимистичным является, на мой взгляд, деревянная табличка над входом в одно из помещений: «Уныние есть грех».

И опять все тут было захватывающе.

— Выполнение морской части транспортировки комплекса до Антарктиды началось в прошлом октябре,— рассказывал господин Михельсон.— Вы видели погрузку, она осуществлялась за счет бюджетных денег на крупнейшем атомном лихтеровозе «Росатома» «Севморпуть». Но в ходе следования в районе Анголы произошла поломка гребного винта (“Ъ” писал об этом в номере от 26 ноября 2020 года.— “Ъ”), и поскольку ремонт судна с ядерной установкой в иностранных портах невозможен, операцию по доставке станции в Антарктиду пришлось прерывать, и судно вернулось в Санкт-Петербург…

Можно только представить себе, с каким настроением люди разворачивались…

— Данная ситуация,— невозмутимо продолжал господин Михельсон,— была негативно воспринята иностранными участниками договора по Антарктиде, опасающимися инцидента с ядерным лихтеровозом в районе Южного полюса. Сергей Викторович (глава НОВАТЭКа кивнул на сидящего в зале господина Лаврова.— А. К.) высказывал тоже опасение, когда с ним советовались… И в этой связи при повторной транспортировке придется использовать не менее двух обычных неатомных судов. Но это повлечет за собой дополнительные затраты порядка 580 млн рублей… Также исполнитель контракта получил значительные безвозвратные убытки порядка 750 млн рублей…

Господин Путин пообещал поддержку, причем не свою, а правительства, и Леонид Михельсон постарался зафиксировать ее:

— Большое спасибо, Владимир Владимирович. Обязательно получится. После того как вы сказали, что попросите правительство,— это уже точно.

Сергей Иванов, ответственный, по словам Сергея Шойгу, за всех больших кошек в стране, кроме снежного барса, рассказал, что удалось спасти дальневосточного леопарда, но оговорился:

— Мы же не только леопарда охраняем, и тигра амурского благодаря вам, но и белых медведей, и белух, и серых китов!.. Что бы я хотел подчеркнуть, зная особое ваше отношение к амурским тиграм, Владимир Владимирович. Когда мы начинали, на территории нацпарка постоянно проживающих так называемых резидентов-тигров не было, сейчас их — 25. Это считанных 25. О чем это говорит? Во-первых, кошки оказались умными животными! Как только они поняли, что здесь не стреляют, не убивают, человек их не преследует, кроме этого — кормовая база… А мы занимаемся ею — разведением оленей, кабанов, потому что кушать надо… (Сергей Иванов имел в виду, конечно, не себя и называл кормовой базой тех, кого, наверное, не следовало, но он привык…— А. К.) Сразу по численности или плотности населения амурского тигра сейчас национальный парк «Земля леопарда» занимает первое место. Нигде такой скученности, если можно так сказать, этих животных нет!

Тут же, на заседании, тиграм нарезали еще немало дальневосточных гектаров.

Есть еще много такого, чего нам не жалко ни для тигров, ни для людей.

Да, вот когда про географию и зоологию говорят, как-то тепло выходит.

А про обществоведение — так, что кровь стынет в жилах.

Андрей Колесников

По материалам: kommersant.ru

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)