Десять лет гнева

Десять лет гнева

Десять лет гнева

Сегодня исполняется десять лет с начала конфликта в Сирии. Сотни тысяч погибших, миллионы перемещенных лиц, сломанные судьбы, а надежды на политическое урегулирование конфликта до сих пор нет. Борьба продолжается не только внутри Сирии, но и на международных площадках.

15 марта считается точкой отсчета конфликта в Сирии. В этот день десять лет назад сотни людей по всей стране приняли участие в «Дне гнева», требуя отмены действовавшего с 1963 года чрезвычайного положения, освобождения политзаключенных и ликвидации коррупции. 18 марта стало известно о расстреле демонстрации в Деръа — городе на юге Сирии. Поводом для протестов, по данным СМИ, стал арест в начале марта подростков, написавших на городских стенах лозунг «арабской весны»: «Народ хочет свергнуть режим». После событий в Деръа протесты в Сирии уже не прекращались.

Интересно, что первые попытки провести «День гнева» в Сирии, как до этого в Тунисе и Египте, были предприняты еще 4 февраля, но тогда на улицы никто не вышел. Телеканал «Аль-Джазира» — на тот момент главный рупор протестов в арабском мире — объяснил это беспрецедентными мерами безопасности. Впрочем, уже две недели спустя, 17 февраля, первые демонстранты вышли на улицы Дамаска, протестуя против избиения полицией продавца одного из местных магазинов. «Сирийский народ не будет унижен»,— скандировали демонстранты. Акцию протеста быстро разогнали. И она бы так и канула в историю, если бы десять лет спустя, уже в 2021 году, о ней не вспомнил спецпредставитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев. В ходе проходившего в середине февраля в Сочи очередного раунда переговоров в «астанинском формате» он внезапно сказал, что 17 февраля исполняется ровно десять лет с «первых мирных манифестаций в Сирии с призывом социальных реформ, а не с середины марта, когда началось вооруженное противостояние».

Свои слова Александр Лаврентьев не пояснил, но его реплика явно была не случайной.

Россия всегда считала события в Сирии результатом вмешательства извне. Именно об этом говорится в подготовленном к 15 марта заявлении МИД РФ. Дата называется не иначе как «трагическая годовщина начала разрушительных и кровавых событий в Сирии».

«Из-за вмешательства извне внутриполитический процесс стремительно трансформировался в вооруженный конфликт, на авансцену которого вышли незаконные вооруженные формирования. Страна подверглась беспрецедентной агрессии со стороны международного терроризма»,— отмечается в документе. Далее речь идет о роли России в урегулировании сирийского конфликта, вкладе в разгром террористической группировки «Исламское государство» (запрещено в РФ). Упоминается в тексте о зверствах террористов в отношении мирного населения, пагубности западных санкций в отношении Дамаска и западной помощи «своим клиентам в Сирии, способной лишь закрепить существующие линии раскола в сирийском обществе и стимулировать сепаратистские настроения», но в документе нет ничего о том, с чего, собственно, начались события в Сирии. Фактически слова Александра Лаврентьева — единственное, весьма лаконичное упоминание со стороны российских официальных лиц, что у сирийцев на самом деле были причины для протестов. Другой вопрос, что из этого вышло.

Десять лет гнева

Десять лет гнева

Оружие действительно очень быстро было пущено в ход обеими сторонами конфликта. Не секрет и вмешательство извне, в том числе финансирование арабскими странами вооруженных группировок. Один только Катар в первые три года конфликта перечислил различным группировкам, по данным СМИ, от $1 млрд до $3 млрд. И если в начале конфликта Башар Асад пытался демонстрировать, что готов к реформам — менял губернаторов, отменил чрезвычайное положение, объявил амнистию заключенным, принял новую конституцию, где была ликвидирована руководящая роль партии «Баас», то затем готовность Дамаска к компромиссам иссякла.

Протесты обернулись для Сирии гражданской войной, войной с терроризмом и иностранной интервенцией. Страны, которая была до 2011 года, больше нет и, возможно, не будет.

Ее север фактически оккупирован Турцией, турецкая лира стала там основной валютой. На северо-востоке, пользуясь покровительством США, не собираются отдавать свою с боями завоеванную, хотя и непризнанную автономию курды. Юг контролируют проиранские силы. Побережье — зона интересов России, именно там находятся две ее базы — авиационная Хмеймим и морская Тартус. Гражданский порт Тартус также оказался в аренде у России на 49 лет. Все это не радует сирийцев, даже если они испытывают благодарность в отношении тех или иных внешних сил за помощь, понимая, что без их поддержки не смогли бы удержать контроль за той или иной территорией.

Цена войны оказалась крайне высокой. Практически вся статистика по жертвам конфликта ведется базирующимся в Лондоне Центром мониторинга за правами человека в Сирии, и в полной достоверности его данных есть сомнения, но других подсчетов в ежедневном режиме практически никто не ведет.

Согласно опубликованным центром в воскресенье цифрам, число погибших за десять лет конфликта достигло 388 652 человек. Из них свыше 117 тыс. гражданские лица, в том числе дети. Human Rights Watch утверждает, что число погибших превысило 400 тыс. человек.

По данным ЮНИСЕФ, в ходе конфликта 12 тыс. детей получили ранения или были ранены. 5,7 тыс. детей были вовлечены в боевые действия, некоторым из них было меньше семи лет. Фактически нет семьи, не потерявшей кого-то из родных и друзей.

Кроме того, по данным оппозиции, около 500 тыс. человек находятся в тюрьмах, которые контролируют сирийские власти. Число удерживаемых в заключении другой стороной конфликта точно неизвестно. За десять лет страну покинули 6,6 млн человек. Из них около 5,5 млн нашли убежище в соседних странах, прежде всего в Турции, Ливане, Иордании, Ираке и Египте. Еще 6,7 млн остаются перемещенными внутри страны.

О других цифрах говорят реже. Но и они пугают. По данным разных структур ООН, 75% населения Сирии (13,4 млн человек из 18 млн) зависят от гуманитарной помощи. При этом в гуманитарной помощи нуждается 90% детей. Эти цифры выросли за год на 20%. Около 90% сирийцев живут за чертой бедности, т. е. менее чем на $1,25 в день. Цены на продовольственную корзину выросли за год более чем на 200%. Фактически граждане страны оказались на грани голода и нищеты.

ЮНИСЕФ подчеркивает, что 2,45 млн детей в Сирии и 750 тыс. в лагерях беженцев в соседних странах не ходят в школу. Международные организации говорят о росте психологических травм как среди детей, так и взрослых. Это огромный удар по будущему страны.

И представители гуманитарных организаций, и дипломаты, и эксперты из разных стран в один голос утверждают, что единственный выход из ситуации — найти политическое решение конфликта в Сирии. Однако позитивных изменений на этом пути никто не видит.

Международный Комитет Красного Креста сетует, что практически не сдвинулся с мертвой точки вопрос об обмене заключенными и похищенными. Нет подвижек и в работе сирийского Конституционного комитета, которая идет под эгидой ООН и при поддержке «астанинской тройки» в лице России, Турции и Ирана. Прошедший в конце января пятый раунд встреч редакционной группы комитета закончился без результата. Теперь спецпредставитель генсека ООН Гейр Педерсен усиленно работает над тем, чтобы состоялся шестой раунд. Но ему нужны гарантии, что будут хоть какие-то подвижки. По данным “Ъ”, шанс есть. Возможно, в Женеве состоится очная встреча сопредседателей комитета от оппозиции и от Дамаска. До сих пор представители Дамаска, или, как они себя называют, «национальной делегации», отказывались приступать к работе над конкретными пунктами конституции. Но, как отметил в Сочи Александр Лаврентьев в интервью ТАСС, «наверное, все-таки действительно настало время перейти к обсуждению конкретных статей конституции». «Честно признаться, мы не видим никакой угрозы, если это произойдет»,— сказал он. Впрочем, есть проблемы и внутри оппозиции, которая за эти десять лет не стала единой и живет на дотации разных региональных игроков.

По материалам: kommersant.ru

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)