О сколько нам отмытий чудных!..

О сколько нам отмытий чудных!..

О сколько нам отмытий чудных!..

19 февраля президент России Владимир Путин встретился с главой Росфинмониторинга Юрием Чиханчиным и получил ответы на вопросы, которых даже не задавал. Специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников считает, что президент овладел таким количеством новой информации о таких экзотических преступлениях, что почти все сказанное Юрием Чиханчиным стало сюрпризом для Владимира Путина. Оказалось, в стране налажен перехват новейших преступных технологий.

Встреча с главой Росфинмониторинга Юрием Чиханчиным была интересна Владимиру Путину не только тем, что было произнесено много новых слов, но и вообще тем, что Владимиру Путину должна была открыться некая новая страшная реальность, о которой он не говорит на встречах ни с министром внутренних дел Владимиром Колокольцевым, ни с руководителем Следственного комитета (СКР) Александром Бастрыкиным, ни с генпрокурором Игорем Красновым.

Но есть не только новая страшная реальность, а и противостоящая ей мужественная действительность.

В страшной реальности, к примеру, активно фигурируют картельные сговоры:

— Совместно с ФАС (Федеральной антимонопольной службой.— “Ъ”),— рассказывал глава Росфинмониторинга,— выявили примерно около 270 картельных сговоров, расторгнуто контрактов на порядка 29 млрд руб. с недобросовестными исполнителями и порядка ста исполнителей отведены от работы с контрактами в связи с тем, что они не прошли проверок.

Казалось бы, картельный сговор — диковинка какая-то, о которой коллеги как-то даже не информировали президента и о которой почти не пишут и газеты, потому что не знают ничего, а вот же он, и не один, а 270.

— Мы настроены работать не только на федеральном уровне, но и на субъектном уровне. Очень плотно работаем с рядом субъектов, в частности Новгородская, Тульская область, и работаем по конкретным (то ли людям, то ли адресам, то ли наводкам, хотел он, видимо, сказать.— А. К.)… Хотел бы привести в качестве примера: в Республике Хакасия выявлены сейчас контракты на строительство детских садов, где цены были завышены в два раза. Сейчас с Генеральной прокуратурой разбираемся как с самим контрактом, так и с теми, кто заказал эти контракты.

— Хакасия? — со странным сомнением в голосе, который даже дрогнул, что ли, переспросил президент.

Казалось, откуда угодно он ждал беды в деле завышения цен на строительство детских садов, но только не из Хакасии.

— Хакасия, да,— бестрепетно подтвердил Юрий Чиханчин.

Да, Росфинмониторинг следит за тем, что как правило не получает широкой огласки.

— Особое внимание мы обращаем сейчас на те денежные средства, которые выделены в рамках COVID-19,— заверил господин Чиханчин.— Здесь хотел бы сказать, что совместно с Центральным банком выработаны определенные критерии и введен специальный код, по которому банки нам сообщают о том, что есть подозрительные операции как раз с этими деньгами. Это позволило нам выявить преступление в Иркутской области, там министр здравоохранения арестован, 30 млн (здесь и далее по тексту денежные суммы указаны в рублях.— “Ъ”) денежных средств, которые были похищены, сейчас тоже арестованы. И ведется такая же примерно работа в Санкт-Петербурге — это строительство и переоборудование медицинских центров, там аффилированность проявилась, сейчас с Генеральной прокуратурой разбираемся.

«Введен специальный код», «проявилась аффилированность», явно преступная… Росфинмониторинг действует, можно сказать, в параллельной преступной реальности — и, может быть, поэтому его не могут засечь. А он может.

А дальше было еще серьезней:

— Вопросы, связанные с демографией, тоже хотелось бы отметить, есть ряд моментов, на которые хотелось бы обратить внимание. В частности, мы сейчас совместно с ФСБ, МВД и Следственным комитетом работаем по одному делу — это торговля новорожденными детьми под оказание услуг суррогатного материнства. Я считаю, что это наносит тоже ущерб нашей демографии.

Конечно, наносит, хотя и неочевидный. Дети-то на первый взгляд рождаются, но вот вопрос — зачем? Для дискредитации всего института материнства? Похоже на то.

Так или иначе, о торговле новорожденными под видом суррогатного материнства Владимиру Путину так открыто и бескомпромиссно еще не докладывали. Перед его взором должны были продолжать всплывать сейчас какие-то новые и даже невиданные преступления.

— Второе,— неумолимо продолжал Юрий Чиханчин.— Выявлены преступные группировки: вовлечение в проституцию и продажа людей, торговля людьми. По второй ситуации — кроме коллег с нашей стороны из правоохранительных органов работаем сейчас с Турцией, с Объединенными Арабскими Эмиратами по выявлению бенефициаров и участников этих всех сделок.

Оказывается, в России развита торговля людьми. И есть бенефициары. И слава богу, что их хоть кто-то мониторит.

— Вопросы, связанные с экологией… Аналогичная ситуация, в качестве примера хотел бы привести такой факт: совместно с ФСБ, МВД и Росимуществом сейчас занимаемся вопросом пресечения незаконного присвоения объектов государственной собственности, это, в частности, скважины минеральной воды на Северном Кавказе. Я думаю, что в ближайшее время все-таки вернутся государству,— заверил Юрий Чиханчин.

Ну ведь скажите, сюрприз. Ну кто мог подумать, что в России так активно развиваются кражи скважин минеральной воды?

Юрий Чиханчин умел быть неожиданным для Владимира Путина.

— Социальная сфера,— кивнул глава Росфинмониторинга.— Здесь на такой момент хотелось бы обратить внимание. С учетом того что жителям России стали выделяться различные пособия, льготы в связи с пандемией, появились так называемые лжеюридические компании, которые начали на этом зарабатывать. Сейчас совместно с МВД, Генпрокуратурой, Следственным комитетом, а также правительством Москвы и правительством Московской области проведена работа, выявлена часть этих компаний, они закрыты. Генеральная прокуратура сейчас ведет проверку около 30 компаний.

Другие институты, СКР, Генпрокуратура, Росимущество тоже фигурировали в рассказах Юрия Чиханчина, ему не надо было чужого, но очевидно же было, что без Росфинмониторинга такие преступления не были бы не только раскрыты, но даже, хочется написать, не состоялись бы (наверное, люди работают под прикрытием).

— Остаются в нашем поле зрения сделки с недвижимостью, особенно там, где выделена льготная ипотека,— добавил Юрий Чиханчин.— Это стараемся держать на контроле.

То есть как только государство предоставляет новый вид услуги, так сразу она становится объектом изучения криминального мира на предмет совершения преступления. Вот об этом до сих пор тоже ничего не говорилось, по крайней мере в публичном поле.

Чем активнее выполняется, например, гособоронзаказ, тем больше в нем уголовных дел, инициированных Росфинмониторингом.

— С участием наших материалов,— подчеркнул Юрий Чиханчин,— возбуждено более 120 уголовных дел, выявлен ущерб на 9 млрд, арестовано 2,4 млрд, добровольно возвращено 1,5 млрд. И сейчас совместно с ФСБ мы работаем еще по ряду схем, связанных с гособоронзаказом!

Особенно бодрит, что Росфинмониторингу, в отличие от других контролирующих организаций, начинают возвращать миллиарды, похоже, еще раньше, чем даже решили украсть.

— По отраслям хотел бы немножечко сказать, в частности лесной отрасли,— с не очень понятной застенчивостью признался Юрий Чиханчин.

— Один из способов — дробление контрактов, да?! — неожиданно оживился Владимир Путин, услышав, видимо, что-то наконец знакомое и даже в каком-то смысле родное.— С последующим выводом!

— Да,— с торжеством подтвердил Юрий Чиханчин,— то есть они начали дробить большие контракты на мелкие контракты, и здесь создаются условия, когда очень сложно их контролировать. Сейчас с ФСБ работаем плотно!

Но он все-таки хотел не об этом:

— Что касается лесной отрасли… Последние два года ситуация стала меняться, с позиции правоохранительных органов активизировалась работа. Совместно с ФСБ, МВД, прокуратурой, Следственным комитетом такая работа ведется, особенно активизировалась после проведения Госсовета, посвященного лесной промышленности.

— Не зря поработали,— удовлетворенно произнес Владимир Путин, ощутив, видимо, и свою причастность к тому масштабному делу, которым занят столько лет державшийся в тени великих коллег Росфинмониторинг.

— Наиболее активно работает Сибирь под контролем полпреда, особенно Красноярский край,— Юрий Чиханчин начал выдавать подробности.— Возбуждены уголовные дела в Томской области, Иркутской области, в том числе и коррупционного характера. Дальний Восток и Урал — здесь дела пошли по контрабанде леса. С Северо-Западом сейчас работаем по выявлению бенефициаров-иностранцев, которые участвуют в этих теневых схемах.

Рассказ его становился все забористей. В схемах по контрабанде участвовали бенефициары-иностранцы… Лично я уже ждал появления сатанистов-иллюминатов… Но их схватили бы, конечно…

— И продолжаем работать с рыбохозяйственным комплексом,— многообещающе продолжил Юрий Чиханчин.— На сегодняшний день только с нашим участием более 30 уголовных дел. Хотел бы остановиться на «крабовом деле» — то, которое известное было (прежде всего, некоторым девушкам из YouTube, хотел он, похоже, сказать.— А. К.)… Продолжаем работать, там более 20 уголовных дел, и мы работаем сейчас как раз по зарубежной составляющей с коллегами из финансовых разведок… Это Япония, Корея, европейские страны и США. Я думаю, что мы эти деньги найдем и постараемся вернуть государству…

— Там и неуплата таможенных сборов, налогов,— вновь вдруг продемонстрировал знание предмета Владимир Путин.

— Там налоги и неуплата,— бесстрастно прокомментировал господин Чиханчин.

Борьба с наркотиками также в сфере внимания российской финансовой разведки:

— Но здесь,— оговорился Юрий Чиханчин,— появились риски какого плана: наркодельцы активно используют электронные системы платежей и криптовалюту! Мы совместно с правоохранительными органами и Академией наук в первую очередь разработали цифровой сервис, который позволяет нам анализировать криптотрансакции. Это даст нам возможность отслеживать эти трансакции в криптовалюте, и, самое главное, мы сейчас отрабатываем признаки и критерии, которые в общем потоке трансакций могли бы нам показать, где есть преступление. Уже есть уголовные дела!

Оказывается, Академия наук — небесполезная организация и в состоянии разработать цифровой сервис для контроля за криптотрансакциями.

Все не так уж безнадежно в академической науке. Перестали, хоть и против воли, сдавать в аренду под магазины и обувные мастерские первые этажи своих институтов — и вынуждены заниматься криптовалютой.

А Юрий Чиханчин продолжал энергично знакомить президента с новыми видами преступлений.

— Совместно с Центральным банком,— рассказывал он,— подготовлены 13 законопроектов, которые приняты и запущены в работу, пресечена деятельность восьми теневых площадок. Доля банков с высокими рисками сократилась примерно на 60%, часть лишили лицензий, часть наказана другим способом. По критериям, которые совместно с банками разработаны, отобрали подозрительных операций в легальную экономику или, наоборот, вывод из легальной экономики — банки не дали порядка 190 млрд. Снижен объем подозрительных операций за последние два года примерно в два с лишним раза!

Однако расслабляться не следует:

— Но преступный мир ищет новые механизмы! Раз в банки мы им запрещаем, не даем возможности — они привлекают нотариальные услуги! То есть нотариусы подписывают различные сделки. Запущен новый закон, и с 2021 года нотариусы будут иметь право отказывать в проведении таких операций, если они подозрительные. В прошлом году, в 2020-м, примерно на 25 млрд они выявили таких сделок!

Мне казалось, криминальная экзотика должна была бы уже заканчиваться, но, кажется, она еще и не начиналась:

— Продолжается использование судебной системы в противоправной деятельности, то есть попытки лжебанкротства.

— Провести судебные решения, да? — предположил президент.

— Да,— горько кивнул Юрий Чиханчин.— Векселя, банкротства и так далее. Мы участвовали более чем в 5 тыс. судебных заседаний в качестве третьей стороны на сумму 600 с лишним миллиардов. И надо сказать, что это приносит результаты: примерно каждое десятое дело рассматривается судом не в пользу заявителя, то есть мы сохранили, не дали вывести порядка 70 млрд самими судами… С учетом того что несколько доходы населения упали, появились различные компании, которые предлагают возможность быстро заработать деньги. В частности, совместно с банком, Генеральной прокуратурой, МВД и ФСБ пресечена деятельность иностранной компаний Antares Limited, которая предлагала вложить деньги, инвестировать в криптовалюту.

Понятие «криптовалюта» звучало в его приключенческих рассказах уже не первый раз, но Владимир Путин на него никак не реагировал. То ли он ее презирал, то ли не совсем понимал ее.

— Совместно с коллегами из девяти зарубежных стран мы сейчас выявляем бенефициаров, а интернет-ресурс заблокирован,— сообщал Юрий Чиханчин о своих громких достижениях на том поле, куда еще даже, казалось, не ступала нога Роскомнадзора, например.— Сейчас мы разбираемся, сколько денег выведено, как, кто, сколько… Это было в Сибирском федеральном округе и на Дальнем Востоке.

Тем временем Юрий Чиханчин энергично ввел еще одно новое слово:

— В европейской части немножко другой подход был, так называемые псевдоброкеры, которые продавали различные финансовые услуги. Здесь совместно с Генеральной прокуратурой, также с Банком России и коллегами из-за рубежа… Это примерно около десятка стран… Кипр, Эстония, Финляндия нам помогали… Мы выявили около 350 зарубежных сайтов, и Роскомнадзор заблокировал эти сайты.

Простите, ступила все-таки нога.

— И здесь тоже используются зарубежные интернет-платформы? — с неудовольствием переспросил президент России.

— Да. Это все одно и то же,— подтвердил Юрий Чиханчин.— И в первом, и во втором случае сидят люди за рубежом, их даже не видят!

Возможно, эта капля и станет последней. Или уже стала.

Глава Росфинмониторинга рассказал и об успехах своего ведомства в деле борьбы с терроризмом (заморожены и заблокированы активы тысяч подозрительных и подозреваемых лиц).

В заключение господин Чиханчин поделился с президентом рассказом и про вовсе экзотические функции своего ведомства:

— Мы сейчас очень плотно работаем по минимизации рисков применения санкций в отношении юридических и физических лиц со стороны отдельных стран и международных организаций.

А ведь это именно то, что стране сейчас особенно необходимо. И даже еще больше, чем последние лет семь.

— Первое — это максимально с участниками антиотмывочной системы стараемся построить, чтобы не выходили деньги преступные и сомнительные за рубежом и не становились поводом для разбирательств финансовых разведок и спецслужб, и соответствующие санкции не применялись,— разъяснил Юрий Чиханчин.

То есть Росфинмониторинг бережет граждан, не позволяя им совершать преступления. Это выглядит, без сомнения, благородно.

— И второе,— добавил Юрий Чиханчин.— Если все-таки такое случилось, то с коллегами из-за рубежа стараемся быстро разобраться с каждой ситуацией. Если появляются признаки состава преступления, передаем в наши правоохранительные органы для возбуждения дела (главное, успеть возбудить дело здесь, прежде чем они возбудят дело там.— А. К.). Если нет — стараемся доказать, что это хозяйственная деятельность и никаких действий в отношении наших физических и юридических лиц применять нельзя.

Это было уже даже слишком откровенно.

— Мы плотно работаем с нашим Международным учебно-методическим центром,— рассказал господин Чиханчин,— который дает возможность обучать, повышать финансовую грамотность населения. Только государственных служащих 1,5 тыс. мы отучили (воровать? — А. К.) и более, отучили 26 тыс. специалистов в области финансовых институтов.

— Вот такие инструментарии,— удовлетворенно пожал плечами Юрий Чиханчин.— Сейчас активно работаем по повышению финансовой грамотности населения совместно с Центральным банком и Министерством финансов. И, конечно, работа идет в первую очередь с нашими коллегами за рубежом, мы отрабатываем много.

— Хорошо.

— «Прозрачный блокчейн» — это что? — с последней прямотой спросил Владимир Путин.

Похоже, его мучил этот вопрос, на который он не находил ответа.

И вот спросил.

Очень хотел узнать. Давно, похоже. А не у кого было.

— «Прозрачный блокчейн»,— кивнул Юрий Чиханчин,— это как раз механизм, который позволит нам увидеть все движения с криптовалютой, то есть попытки спрятаться за криптовалюту, потому что она недосягаема… Она дает возможность спрятать истинного бенефициара… Я думаю, этот механизм позволит нам раскрыть все это дело…

— Хорошо,— вздохнул президент России.

По материалам: kommersant.ru

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)