Россия и Европа обозначили позиции

Россия и Европа обозначили позиции

Россия и Европа обозначили позиции

Заявление министра иностранных дел Сергея Лаврова о готовности к разрыву отношений с Евросоюзом поставило в тупик самих европейцев. В Брюсселе высказывание главы российского МИД прокомментировали сдержано. Там отметили, что ЕС принял к сведению слова Лаврова, а также разъяснения Кремля. А в МИД Германии слова российского министра назвали «странными», подчеркнув, что они «не поддаются понимаю». Представительница ведомства Андреа Зассе напомнила, что недавно коллега Сергея Лаврова, глава МИД ФРГ Хайко Маас говорил о заинтересованности в сотрудничестве с Россией. Ранее Сергей Лавров заявил, что Москва исходит из принципа «хочешь мира — готовься к войне». По его словам, будущее отношений России и Еврсоюза зависит от санкционной политики Брюсселя.

В Германии это заявление приняли на свой счет, сообщает собственный корреспондент “Ъ FM” в Берлине Олег Зиньковский: «Немецкие СМИ уделили этой ситуации довольно много внимания. Многие сетевые ресурсы, ведущие немецкие СМИ, такие как Der Spiegel, например, или Deutschlandfunk, на своих новостных лентах об этом писали. Другое дело, что эти сообщения были довольно однообразные — они просто пересказывали слова Лаврова и реакцию немецкого МИД.

Как правило, также учитывалась уже некоторая коррекция, которая поступила потом из Кремля, где заявили, что слова Лаврова были частично неправильно поняты. То есть они просто описывают эту ситуацию и помещают ее в некий общий контекст, завинчивания спирали напряженности между Евросоюзом и Россией, связанные с отравлением Навального и протестами. Немецкие журналисты, перечисляя все эти достойные сожаления события, выражают мысль, что это явно не последний шаг нарастания этой напряженности. И слова Лаврова нужно понимать тоже как дополнительный фактор, характеризующий определенное дно, до которого, может быть, сейчас опустились российско-германские и российско-европейские отношения. Я нее увидел сообщений, что от России такого шага ждали».

Как позже поясняли в Кремле, российские СМИ исказили слова министра иностранных дел. По словам пресс-секретаря президента, в действительности Россия не хочет разрыва отношений с ЕС, но если Европа пойдет по этому пути, «тогда мы готовы».

Ранее появились сведения о том, что ЕС начинает подготовку новых санкций против России в связи с решением суда по делу Алексея Навального. Как пишет Bloomberg, страны-члены Евросоюза обсуждали новые ограничения на закрытой встрече 10 февраля, где ни одна из стран не высказалась против введения санкций. И над Россией сейчас, действительно, нависла угроза довольно жестких ограничений, а заявление Лаврова — это попытка предотвратить их введение, отмечает завкафедрой зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Ольга Павленко:

«Мгновенная реакция очень жесткая. И критика нашего министра сейчас звучит со всех сторон. Заметна очень серьезная обида. Но если мы посмотрим на общий контекст, то 22 февраля Европейский союз соберется на обсуждение дополнительных ограничений против России из-за Навального, где будут готовиться санкционные списки. Боррель уже неоднократно заявлял, что они могут применить формат так называемых глобальных санкций. Со стороны ЕС они еще никогда не применялись, а суть их заключается в том, что экономические активы всех тех лиц и организаций на территории Европы, которые в этот список входят, замораживаются.

И, конечно, это слишком жесткая реакция, ведь на самом деле история с Навальным играет на руку тем, кто пытается в самый последний момент приостановить или заморозить «Северный поток-2».

Американцам не удавалось сломить четкую позицию Германии. И только история с Навальным сейчас позволяет действительно осуществить перенастройку политического истеблишмента, несмотря на то, что экономические и правительственные круги категорически против остановки строительства газопровода. Скорее всего, это чисто дипломатический прием — мол, мы знаем ваши позиции, мы знаем, какие у вас идут дискуссии, но если вы примете решение, мы готовы к этому. Идея не в том, чтобы разорвать отношения».

Дискуссия о новых санкциях началась почти сразу после визита главы европейской дипломатии Жозепа Борреля в Москву. По возвращении в Европу он констатировал, что диалог между ЕС и Россией зашел в тупик, и у Брюсселя не остается никаких рычагов воздействия, кроме санкционных. 12 февраля Сергей Лавров подчеркнул, что о разрыве отношений можно говорить в том случае, если новые санкции будут создавать риски для российской экономики, особенно для ее самых чувствительных сфер. Но директор Российского совета по международным делам Иван Тимофеев отмечает, что под это определение можно отнести что угодно. Сам он не верит, что ЕС пойдет по жесткому сценарию, так же как и Россия:

«Непонятно, что именно должно послужить причиной. Министр указал на экономические санкции для чувствительных областей. Его заявление резонансное, неспонтанное, но оно оставляет довольно широкое пространство для толкования. Сигнал тут четкий — Москва не хочет мириться с тем, что против России рутинно вводятся санкции, мальчиком для битья страна во имя сигнальных ограничений, которые показывают общеевропейское единство, быть не хочет. Я не думаю, что ЕС пойдет на какие-то радикальные меры.

Какие-то ограничения будут обязательно, потому что если Европа их не введет, то это будет потеря лица и для Борреля лично, и для всех стран союза. Скорее всего, стоит ожидать точечных сигнальных ограничений против группы чиновников, которых ЕС считает причастными к делу Навального. Большой вопрос: будут ли там бизнесмены? Есть рекомендации сторонников Навального включить туда крупных российских бизнесменов. Если это произойдет, то вероятность такого политического ответа возрастает. Вряд ли Москва пойдет на тотальный разрыв отношений с ЕС. Да, возможны какие-то политические шаги, пропорциональные тому, что будет сделано со стороны ЕС, хотя в политике все возможно».

Как отметил представитель главы европейской дипломатии Жозепа Борреля Петер Стано, отношения Евросоюза и России сейчас находятся на нижней отметке. По его словам, для ЕС сейчас важно понять, готова ли Москва изменить эту тенденцию. И здесь Брюссель полагается на результаты визита Жозепа Борреля в Россию, а не на «заявления или комментарии в прессе».

Владислав Викторов

По материалам: kommersant.ru

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)