Немая сцена

Немая сцена

Немая сцена

В 2020 году концертная индустрия оказалась одним из самых пострадавших рынков в России. Крупнейшие его участники оценивают убытки в сотни миллионов рублей. На потери им пришлось ответить массовыми сокращениями, которые по итогам года достигли 50–70% персонала, а новые форматы вроде онлайн-концертов пока особо не помогают. “Ъ” разбирался, в каком состоянии отрасль находится сейчас, как в 2020-м развивались ее отношения с властью и на что она рассчитывает в 2021 году.

По оценке Ассоциации концертно-театральных и билетных организаторов (Ассоциация КТиБО), концертная индустрия России в 2020 году потеряла больше 90% выручки, рассказал “Ъ” исполнительный директор объединения, глава ГК SAV Entertainment и «Русского шоу-центра» Владимир Зубицкий. Но в реальности участники рынка уже давно перестали сравнивать выручку 2020-го и 2019-го, первостепенное значение для них имеет, какими по итогам года будут убытки.

Глава корпорации PMI и компании «Планета плюс» Евгений Финкельштейн оценивает убытки своего промоутерского бизнеса из-за отмены или переноса около 300 концертов в 2020 году в 250–300 млн руб. Гендиректор группы компаний концертного агентства «Мир» Руслан Михайленко ожидает убытков на уровне двухгодовой прибыли — ее размер он не раскрывает, но уточняет, что оборот группы за последние три года в среднем составлял около 220 млн руб. в год, а в этом — упал до менее 30 млн руб.

У площадок сопоставимые потери: первый вице-президент Crocus Group Эмин Агаларов говорит, что прямые арендные убытки по двум концертным залам компании из-за отмены и переноса 180 мероприятий составили 285 млн руб.: «Но есть и косвенные: не работает общепит на территории залов, нет дополнительной аренды оборудования и производства декораций, рекламы, агентской деятельности и т. д. Это более 400 млн руб.».

Пандемия началась в середине марта, когда основная часть артистов едет на гастрольные туры, а график площадок расписан достаточно плотно, отмечает исполнительный директор Tele Club Group Дарина Романова. Потеряв высокий сезон, а затем и большую часть лета, индустрия открылась только 1 августа и далеко не полностью: так, в Москве было введено ограничение по посещаемости в 50%, которое в ноябре ужесточили до 25%.

Агентства, которые занимаются привозом иностранных артистов, не могли работать даже с учетом ограничений, так как границы до сих пор закрыты, уточняет гендиректор Eventatiоn Сергей Мурадов. Тем же, кто занимался концертами отечественных исполнителей, меры не позволяли окупать расходы. По оценке Владимира Зубицкого, окупаемость концерта начинается от заполняемости в 85%, Евгений Финкельштейн говорит о минимум 70%. Причем, добавляет он, государственные площадки вообще отказывались разрывать контракты на мероприятия, их часто приходилось проводить себе в убыток.

Главной антикризисной мерой стали сокращения. «До кризиса в индустрии работало около 1 млн человек без учета артистов — это люди, которые обслуживают концерты: звукооператоры, специалисты по свету, технические работники, охранники, все вплоть до уборщиц. Практически во всех компаниях произошли сокращения сотрудников от 50% и больше»,— говорит Владимир Зубицкий.

В компаниях корпорации PMI, по словам Евгения Финкельштейна, сокращено около 70% персонала. Руслан Михайленко говорит, что в агентстве зарплаты были сокращены до уровня МРОТ (12 130 руб.), прекратилось сотрудничество с фрилансерами.

Онлайн-концерты, которые появились во время самоизоляции, помогли компенсировать часть доходов некоторым артистам (подробнее см. колонку лидера группы «Сансара» Александра Гагарина), но организаторам не принесли значимых доходов. «Для онлайна нужны хорошая студия с хорошим звуком и светом, операторами и техническими специалистами — это сотни тысяч рублей. Мы можем быть разве что соорганизатором таких концертов для интернет-структур»,— говорит Владимир Зубицкий.

Для крупных площадок онлайн-форматы нерентабельны, добавляет Эмин Агаларов. «Онлайн-концерты пригодны только для бесплатного показа, этим МТС и другие глобальные компании занимаются, продвигая свой имидж»,— уверен Александр Скрастин.

Государство при этом поддержало в первую очередь свои собственные площадки. По данным Intermedia, бюджетные ассигнования позволили всей индустрии афишных мероприятий (включая концерты и спектакли на госплощадках) сократиться по итогам года только на 33%, до 142,3 млрд руб. (см. инфографику).

Но коммерческому сектору помощи почти не досталось, утверждают опрошенные организаторы. Невозвратные кредиты на выплату зарплат получили очень немногие, часто доступа к ним не было из-за несоответствия кодов ОКВЭД, кроме того, большая часть индустрии — это частные предприниматели и самозанятые, поясняет Владимир Зубицкий.

«Правительство, мягко говоря, не поддержало индустрию ни в каком виде. Удивительно, что были поддержаны, например, государственные театры, а частные театры, концертные площадки, промоутерские агентства остались без помощи. У нас не было никакого диалога с властью. Журналисты мне звонят постоянно, а из администрации и Смольного не было ни одного звонка. Неужели представители власти думают, что знают отрасль лучше нас? Это неуважение к бизнесу»,— подчеркивает Евгений Финкельштейн.

«Все, что мы увидели, это 12 130 руб. на каждого сотрудника на два месяца»,— говорит Александр Скрастин, подразумевая госпрограмму субсидирования малого и среднего бизнеса. Это несопоставимо с поддержкой отрасли в Великобритании, Германии, Нидерландах, где концертные организации получили субсидии, покрывающие 60–90% заработных плат сотрудников на период простоя, добавляет Сергей Мурадов. Некоторые представители рынка говорят, что легче было бы официально закрыть отрасль, но ввести дополнительные меры господдержки, чем позволять ей работать с ограничениями в 25% вместимости.

По мнению директора практики оказания услуг индустрии медиа и развлечений PwC в России Александра Кардаша, основной причиной столь сильного проседания российской концертной индустрии стала низкая степень консолидированности в ходе первой волны пандемии: «Секторальная финансовая поддержка от государства, единый подход к согласованию и проведению мероприятий — все это стало возможным в тех странах, где отраслевые ассоциации и объединения существуют уже многие годы».

Но кризис все же заставил рынок двигаться в направлении объединения усилий: весной создана инициативная группа, которая участвовала в круглых столах и общалась с госорганами, а в октябре была создана Ассоциация КТиБО. Группа, в частности, пролоббировала постановление правительства №830 от 6 июня, которое установило срок в 180 дней с момента обращения покупателя для возврата денег за билет на отмененное мероприятие. У организаторов появилась возможность растянуть период возвратов, поясняет Эмин Агаларов. «Можно с уверенностью сказать: это спасло отрасль от краха»,— считает директор агентства «Музыкальный город» Александр Рыжов.

Но уже осенью отношения с властью обострились: компании, в частности, говорят о росте числа проверок Роспотребнадзора. «С октября началось нашествие проверяющих, кошмарящих, штрафующих, закрывающих и уничтожающих с маниакальным упорством и удовольствием наши маленькие компании, прикрываясь борьбой с распространением вируса. Какие у нас антикризисные меры? Представьте, что вас разорили, вдобавок каждый день прессуют,— о чем тут антикризисном думать?» — говорит гендиректор концертного агентства МСМ Александр Скрастин. Роспотребнадзор не ответил на запрос “Ъ” о том, действительно ли проверки участились.

В 2021 году Ассоциация КТиБО намерена добиваться дополнительных мер поддержки. По словам Владимира Зубицкого, ассоциация в начале года разработает правила проведения массовых мероприятий в условиях пандемии на основе опыта Австралии: «Там с учетом определенного пакета правил безопасности был проведен матч по регби на 58 тыс. зрителей, и ни один не заболел. Технология детально описана в 160-страничном документе, мы адаптируем ее к российскому рынку. Надеемся, что это даст нам возможность работать, определит правила игры».

По словам Александра Рыжова, также будет обращение о мерах экономической поддержки, среди которых продление моратория на банкротства, отсрочки по всем видам налогов, субсидии на оплату труда, компенсация подтвержденных затрат и льготные кредиты.

Компании опасаются и кадрового кризиса. «Если мы все-таки схлопнемся, то специалисты уйдут из отрасли. А это штучный продукт. Чтобы стать, например, хорошим звукооператором, люди годами работают, этому нигде не обучают»,— говорит Владимир Зубицкий. По его оценке, если ограничения продлятся до весны, выживут только несколько сильных игроков, а рынок сократится примерно на 70%. «Про слово «доход» я уже не думаю, хотелось бы просто выжить, не уволить людей, которые остались. Если ограничения продлятся, будет уничтожен весь средний и мелкий бизнес, вся индустрия окажется в руках крупных компаний и мы будем ждать восстановления очень долго»,— прогнозирует Евгений Финкельштейн.

Пессимистичны и другие эксперты. У рынка долгий период восстановления, говорит Руслан Михайленко, так как прибыль или убытки по проекту организаторы фиксируют не на момент продажи билетов, а по факту проведения мероприятия,— на это нужно три–шесть месяцев. То есть первые потенциальные доходы, по его словам, возникнут примерно только спустя полгода после снятия всех ограничений. «Большую долю репертуара в 2021 году составят перенесенные мероприятия, деньги за которые уже частично получены или будут дополучены при проведении. Это не новые концерты, в следующем сезоне мы будем закрывать дыры 2020 года»,— добавляет Эмин Агаларов.

Компании продолжат экспериментировать с форматами вроде онлайн-концертов, но не ожидают, что они станут существенными для выручки и в 2021 году. Tele-club Group намерена развивать онлайн-форматы, а также офлайн-мероприятия на открытом воздухе, говорит Дарина Романова. Но чтобы продвигать что-то новое, нужны ресурсы, а резервов не осталось, добавляет Руслан Михайленко. Александр Рыжов допускает появление неких гибридных форм концертов, но также уверен, что вернуть рынок в прежние объемы можно только при снятии всех ограничений по заполняемости залов.

Сергей Мурадов ожидает постепенного снятия карантинных ограничений к лету, но отмечает, что реальное восстановление станет возможным только в 2022 году, на который переносится большая часть гастролей. Отыграть падение рынка не удастся даже в 2022 году, понадобятся долгие годы, скептичен Александр Рыжов: «Это и значительное снижение покупательской способности населения, и страх перед заражением». В PwС считают, что ожидать возвращения рынка к докризисным объемам можно не ранее 2023–2024 годов.

Валерия Лебедева

По материалам: kommersant.ru

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)