Москва становится Центральной в Азии

Москва становится Центральной в Азии

Москва становится Центральной в Азии

Россия намерена активизировать сотрудничество с пятью центральноазиатскими республиками и при этом несколько скорректировать свой подход к этому региону. Это следует из программного заявления, обнародованного по итогам состоявшегося в четверг совещания глав МИДов в формате «ЦА+1». Отныне Москва будет развивать не только двусторонние связи, но и рассматривать Центральную Азию как единое целое. Ранее такой подход провозгласили США. Но, изучив российскую стратегию, “Ъ” пришел к выводу, что как минимум по одной причине она будет странам региона намного ближе американской.

Переговоры министров иностранных дел России и пяти центральноазиатских республик (Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана) прошли в четверг по видео-конференц-связи. Формат «ЦА+1» для России достаточно новый, в таком составе главы внешнеполитических ведомств общаются всего в третий раз. Но, как следует из обнародованного вчера совместного заявления шести министров, отныне общение в таком кругу станет регулярным.

Для России это означает определенную эволюцию ее подхода к Центрально-Азиатскому региону. Ранее она либо развивала двусторонние связи с пятью странами, либо работала с ними как с участниками курируемых ею интеграционных объединений на постсоветском пространстве — ОДКБ, ЕАЭС, СНГ.

Но в последние годы центральноазиатские республики стремятся преодолевать многочисленные разделяющие их противоречия и чаще выступать единым блоком.

В таком формате они общаются уже не только с Россией, но и с США, Евросоюзом, Японией, которые подстраивают свою политику под этот процесс региональной интеграции. Наиболее четко подход к Центральной Азии как к консолидированному региону сформулировали американцы в специальной стратегии сотрудничества с «пятеркой» на 2020–2025 годы.

Обнародованное в четверг заявление шести министров «О стратегических направлениях сотрудничества» можно считать программным документом, который закрепляет новый подход России к региону. Это своего рода новая стратегия российской внешней политики в Центральной Азии. С одним важным уточнением: по данным “Ъ”, документ готовился в Москве, но затем согласовывался и даже редактировался представителями «пятерки». По замыслу Москвы, результатом этого процесса должно было стать совместное видение развития сотрудничества, а Россия рассматривалась «пятеркой» не столько как «+1», а, по сути, как шестой член их объединения.

В результате появился документ, отвечающий интересам всех участников, а не только внешнего игрока, что отличает его от американской или евросоюзовской стратегии. На практике это означает, что в нем нет пассажей о важности продвижения демократии, прав человека и прочих ценностей, так и не прижившихся в большинстве стран региона. Если в американской стратегии слово «демократия» упоминается пять раз, а «права человека» — четыре, то в совместном российско-центральноазиатском документе эти понятия не фигурируют вовсе.

Зато там обозначено много других направлений, по которым Россия и страны «пятерки» хотят активнее сотрудничать.

В политико-дипломатической сфере они намерены чаще выступать с консолидированных позиций, для чего планируется интенсифицировать процесс консультаций. На практике это может привести к большему числу совместных инициатив и заявлений, например, на уровне ООН.

В сфере безопасности страны обещают не предпринимать шагов, которые могут угрожать интересам партнеров по формату и порождать конфронтацию. В этом плане Россия рассчитывает, что страны региона не будут предоставлять свою территорию, морское и воздушное пространство под военные нужды внерегиональных держав, прежде всего США. Как уже сообщал “Ъ”, США среди прочего обсуждают с государствами Центральной Азии, в том числе с Казахстаном и Узбекистаном, возможность транзитных перелетов через их воздушное пространство американской боевой, разведывательной и иной военной авиации, направляющейся в Афганистан и из него. В Москве полагают, что американцы при помощи подобных проектов и договоренностей хотят закрепиться в регионе, с тем чтобы использовать его для сдерживания России и Китая.

Для купирования исходящих из Афганистана угроз Россия предлагает странам «пятерки» более активное содействие в борьбе с терроризмом, наркотрафиком и контрабандой оружия. Также в стратегии сказано о планах укрепления сотрудничества в сфере борьбы с киберугрозами.

Большое внимание в документе уделено торгово-экономическим отношениям и сотрудничеству в транспортной сфере. В 2019 году объем торговли «шестерки» суммарно превысил $30 млрд. В 2020 году показатели, скорее всего, заметно снизятся, введенные из-за коронавируса ограничения и барьеры негативно сказались на экономиках стран региона и связях между ними. Тем не менее в стратегии сказано, что стороны будут стремиться укреплять региональные цепочки промышленной и сельскохозяйственной кооперации, чаще расплачиваться в национальных валютах, инвестировать в развитие железнодорожной сети и автомобильных дорог, а также строительство транспортно-логистических комплексов («сухих портов»), упрощать таможенные процедуры и создавать совместные предприятия. Последний пункт особо важен для обхода американских вторичных санкций, например, в отношении Ирана.

В перспективе Россия хотела бы в той или иной форме подключить всю «пятерку» к сотрудничеству с ЕАЭС.

Его полноценными членами уже являются Казахстан и Киргизия. Источники “Ъ” в госструктурах РФ выражают надежду на то, что интерес к более глубокой экономической интеграции рано или поздно проявят и другие страны региона. Но в совместной стратегии об этом напрямую не сказано.

Как вчера напомнили в МИД РФ, Россия остается одним из ведущих инвесторов в странах Центральной Азии: накопленные активы (без учета капиталовложений из юрисдикций третьих стран) составляют порядка $20 млрд. В регионе работают более 17 тыс. предприятий с российским капиталом. Российское содействие ряду государств Центральной Азии за период с 2008 года по 2019 год превысило $6 млрд. На конец 2019 года в российских ВУЗах обучалось 160 тыс. граждан государств региона, из них 59 тыс. — за счет средств бюджета РФ.

Большие планы у стран Центральной Азии и России в энергетике. Намерены они предпринимать совместные шаги и в сфере охраны окружающей среды и адаптации к изменению климата. Впрочем, с учетом противоречий между странами региона по водно-энергетическим вопросам и то и другое явно не будет беспроблемным.

Кроме того, большой раздел стратегии посвящен совместной работе по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия.

В период COVID-19 Россия оказывала помощь всем странам «пятерки» — отправляла тест-системы, реагенты, медицинские расходные материалы, команды врачей. Со всей «пятеркой» сейчас ведутся переговоры о поставках российских вакцин. При этом Узбекистан и Туркмения направляли гуманитарные грузы, прежде всего медицинские маски, и в адрес России. Впредь страны региона и Россия намерены активнее реализовывать совместные проекты и обмениваться результатами научно-исследовательской деятельности в области профилактики и борьбы с инфекционными болезнями, наращивать лабораторный потенциал, подготовку специалистов.

Для России это важно еще и с геополитической точки зрения, так как указывает постсоветским государствам, включая страны Центральной Азии, на нежелательность нахождения на их территории военно-медицинских объектов США, прежде всего биологических лабораторий. По словам собеседников “Ъ” в госструктурах РФ, американцы окружили Россию сетью таких лабораторий, чтобы изучать воздействие тех или иных видов биологического оружия на местное население. Власти США, как, впрочем, и сами страны региона, однако, настаивают, что их сотрудничество направлено исключительно на мирные цели. Как бы то ни было, перехват инициативы по борьбе с эпидемиологическими и биологическими угрозами потребует от России значительных инвестиций, и пока неясно, готова ли она компенсировать странам «пятерки» убытки от отказа от продолжения сотрудничества с США.

Понятно, что декларативная стратегия — это всего лишь документ, а реалии намного сложнее. Так, по данным “Ъ”, совещание министров в формате «ЦА+1» едва не пришлось перенести из-за очередного политического переворота в Киргизии. Новый глава МИДа страны Руслан Казакбаев был утвержден буквально за день до переговоров «шестерки». В то же время показательно, что он не потребовал пересмотра документа и сразу согласился поставить под ним свою подпись: по крайней мере это говорит о том, что внутриполитические потрясения в странах региона не сказываются на их планах по развитию сотрудничества с Россией.

Елена Черненко

По материалам: kommersant.ru

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)