Глаза боятся — ноги делают

Глаза боятся —  ноги делают

Глаза боятся —  ноги делают

В воскресенье 30 августа в Минске прошел Марш мира. Специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников прошел вместе с ним от площади Независимости до стелы «Минск — город-герой», стал свидетелем того, как протестующие не мирились с захватом их единомышленников и пытались отбивать их; как ОМОН заманил протестующих в ловушку и как они держались… И наконец, как и почему все в этот раз более или менее обошлось.

С утра в Минске был объявлен оранжевый уровень опасности. То есть обещали жару и грозы. Жара пошла в городе уже недели три назад, и термометр тут был, конечно, ни при чем.

Но власти, похоже, имели в виду тоже в основном не погоду: по телевизору разъясняли, что из квартир на улицу не следует выходить, так как вы автоматически оказываетесь на несанкционированном митинге, и лучше не надо.

Да и «оранжевый уровень опасности» в исполнении властей очень уж напоминал скорее их впечатление от Украины шестнадцатилетней давности, а не косые летние дожди, способные парализовать в лучшем случае ливневую канализацию.

Марш мира, приуроченный к тому же ко дню рождения Александра Лукашенко, должен был начаться в 14:00 на площади Независимости. Но в 13:30, когда я вышел к площади, было уже понятно, что именно здесь ничего не начнется. Здесь, наоборот, все закончилось: стояло оцепление по всему периметру, и что уж говорить — мышь не проскочила бы.

Впрочем, внизу, в пустующем, со всех сторон перекрытом переходе вызывающе работала «Пицца и Шаурма», и тут делали то и другое и рассчитывали, между прочим, все-таки на наплыв посетителей… Впрочем, власти были иного мнения (для них это был бы самый нежелательный, прямо скажем, исход). Да и оппозиция уже тоже.

Всем, кто с утра успел что-нибудь почитать в «Телеграме», было уже известно, что в 11:15 здесь, перед уже расположившимся оцеплением, появились несколько жизнерадостных девушек в национальных белорусских костюмах с тыквами в руках. Они, предлагая омоновцам тыквы, имели в виду, что когда жених не нравится, то сватам (в нашем случае омоновцам) выносят арбуз или тыкву, и называется это «даць гарбуза». Сваты, правда, не брали. Жениха вообще не было видно.

Между тем около двух часов дня в минских телеграм-каналах уже появилась информация: идем по проспекту Независимости, занимая его весь начиная от гостиницы «Минск» до здания цирка, а это же километра полтора.

Но пока, в начале третьего, я почти никого из сопротивляющихся не видел. Даже странно было: неужели такое впечатление произвел на всех «оранжевый уровень опасности»? Наконец на одном из тротуаров, ведущем к площади, появилась бело-красная группа. Им по понятным причинам не дано было попасть в этот день на площадь. Впрочем, одной девушке с плакатом это вдруг удалось. Она использовала не прикрытый омоновцами бордюр тротуара у подземного перехода и легко пошла вдоль строя охраняющих площадь людей в масках, нахально тыча в эти маски своим плакатом «Мы — лепшья дзякуй кожнаму з вас!». Они, впрочем, не реагировали, а ей хотелось хоть какой-то взаимности, и через некоторое время она развернулась, разочарованная, и быстро, чтобы не опоздать ни к чему основному, пошла к своим.

Там все было что-то уже и правда совсем серьезно. То есть группу людей из 200–250 человек с плакатами и флагами на тротуаре блокировал ОМОН и теперь выхватывал из нее и забирал в автозак, стоявший напротив этой толпы на дороге, молодых людей, не проявлявших никаких признаков агрессивности.

По материалам: kommersant.ru

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)