Сергей Лавров сыграл не по правилам

Сергей Лавров сыграл не по правилам

Сергей Лавров сыграл не по правилам

Министр иностранных дел Сергей Лавров в среду вместе с остальными членами правительства получил приставку «исполняющий обязанности». А до этого он посетил Дели, где впервые принял участие в крупной международной конференции «Диалог Райсина». Ключевая мысль его выступления: Россия выстраивает объединительную, основанную на международном праве внешнюю политику, в то время как США продвигают разъединительные, основанные на придуманных ими же правилах концепции. В аудитории с этим были согласны далеко не все. С подробностями из Дели — специальный корреспондент “Ъ” Елена Черненко.

В Дели Сергей Лавров провел переговоры со своим визави Субраманиямом Джайшанкаром и был принят премьер-министром Нарендрой Моди. Обсуждался, в частности, готовящийся визит последнего в Москву на 75-летие Победы в Великой Отечественной войне.

Что же касается конференции «Диалог Райсина», то она проходит в Дели уже в пятый раз, но Сергей Лавров посетил этот форум впервые (в прошлые годы приезжали его замы Сергей Рябков и Игорь Моргулов). Организаторы (авторитетный исследовательский центр Observer Research Foundation и МИД Индии) явно хотят превратить эту площадку в региональный аналог самого успешного подобного формата — Мюнхенской конференции по безопасности. Получается неплохо, но с местным колоритом: так, перед самым подиумом выставили несколько столов, за которыми с едой и напитками сидели представители «высшей касты» — спикеры и организаторы. Остальные участники мероприятия сидели за веревочным кордоном.

Но были в Дели и плюсы. Всех участников убедительно просили выступать на английском, к чему в качестве редкого исключения прислушался и Сергей Лавров. Обычно он говорит по-русски — ради продвижения языка. При этом он практически не подглядывал в письменные тезисы. А это всегда живее, чем по бумажке. И говорил он то, что не могло не понравиться организаторам форума. По словам Сергея Лаврова, развивающиеся страны «недопредставлены» в Совете Безопасности ООН, членство в котором «абсолютно заслуживают» Индия, Бразилия и одно государство, представляющее Африканский континент. «Целью реформирования ООН является обеспечение должного учета интересов развивающихся стран в центральном руководящем органе Организации Объединенных Наций»,— объявил российский гость. Он призвал в XXI веке «избавиться от любых методов, которые делают отсылку к колониальным и неоколониальным временам», включая односторонние санкции.

Из выступления министра следовало: Россия продвигает многополярное мироустройство, основанное на уважении международного права, прежде всего — Устава ООН. США же и их союзники, по его словам, пытаются подменить право правилами — придуманными ими же и учитывающими лишь их собственные интересы. По-английски между этими подходами разница в одной букве: rule based order против rules based order. Но из речи Сергея Лаврова следовало, что идеологически эти концепции существенно расходятся.

Раскритиковал глава МИД РФ и новую американскую стратегию Индо-Тихоокеанского региона (ИТР). В изложении Сергея Лаврова проблема с ней следующая: американцы хотят заменить устоявшуюся концепцию Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) с тем, чтобы создать в регионе новую архитектуру безопасности — без Китая и даже против него. Первым конкретным мероприятием в рамках новой американской стратегии ИТР должно стать патрулирование Южно-Китайского моря участниками этого объединения, что можно будет расценить как показательный жест в адрес Китая, претендующего на значительную часть акватории этого моря.

Россия же, по словам российского министра, стремится проводить объединительную политику, поддерживая устоявшиеся организации, включающие значительное число государств региона: прежде всего Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН, десять стран) и Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС, восемь стран). В связи с этим Сергей Лавров также напомнил о высказанной президентом РФ Владимиром Путиным концепции «Большой Евразии», которая, помимо АСЕАН и ШОС, должна включать в себя курируемый Россией Евразийский экономический союз (ЕАЭС) и Евросоюз (ЕС). «От Лиссабона до Джакарты»,— пояснил российский министр.

Слушавший выступление Сергея Лаврова старший научный сотрудник и вице-президент Observer Research Foundation Нандан Унникришнан в беседе с “Ъ” выразил недоумение в связи с критикой России в адрес концепции ИТР. По его словам, Индия также продвигает этот подход, поскольку он повышает ее роль в регионе. В то же время Дели вкладывает в этот термин иное значение, чем Вашингтон. «Наше понимание ИТР обозначил в одном из своих выступлений премьер-министр Индии Нарендра Моди. Мы включаем в ИТР все страны, которые имеют прямой выход к Тихому и Индийскому океанам. Мы понимаем, что американцы против Китая, но мы не собираемся никого исключать,— пояснил эксперт.— И мы также считаем АСЕАН центральным объектом ИТР. Так что слова Сергея Лаврова полностью совпадают с видением Нарендры Моди. В этом плане нам непонятен упрек Москвы, что мы идем следом за американцами».

Спросить российского министра об этих тонкостях у участников форума не получилось. На сессию с его участием выделили тридцать минут, в которые уместилась лишь его речь и один вопрос модератора (Санджая Йоши, председателя Observer Research Foundation). Когда ведущий взял слово, стало ясно, насколько иначе в этом регионе расставляют приоритеты по сравнению с Европой и Евроатлантикой. Говоря о российской внешней политике, эксперт выделил в качестве вехи 2015 год, когда Россия направила военных в Сирию. И добавил: «С тех пор ни один глобальный вопрос не решается без участия Москвы, которая сейчас прилагает активные усилия и по урегулированию конфликта в Ливии».

Сергей Лавров в ответ сказал: Россия сожалеет, что не все стороны ливийского конфликта подписали документ по перемирию по итогам состоявшейся в Москве встречи (см. “Ъ” от 14 января). Но добавил: «Мы не драматизируем данную ситуацию, это уже встречалось в прошлом». По словам министра, командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифа Хафтар заявил: ему и его соратникам «нужно больше времени для консультаций с народом». «Мы в любом случае не рассматривали переговоры в Москве как окончательные, а скорее старались внести вклад в конференцию по Ливии, запланированную на 19 января в Берлине»,— пояснил министр.

Он рассказал, что Москва рекомендовала Берлину позвать на мероприятие не только глав региональных государств, но и самих ливийцев (изначально их участие не предусматривалось). «Это ключевой момент, чтобы обеспечить приемлемость для них любых решений, которые будут приняты в Берлине»,— уточнил глава МИД РФ.

«Я боюсь, что у нас закончилось время»,— посмотрел на часы Санджай Йоши. Сергей Лавров усмехнулся: «Я не боюсь. Но вы правы».

Когда ближе к вечеру объявили об отставке правительства РФ, Сергей Лавров, неожиданно получивший приставку «и. о.», уже был в следующей стране своего турне — Узбекистане.

По материалам: kommersant.ru

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)