Сочи завершит бархатный сезон конкурсом балета

В Сочи заканчивается бархатный сезон, но погода в городе-курорте отличная. Температура воды +21 градус, так что число купающихся не слишком маленькое, хотя вечером набережная курорта быстро пустеет. Сосредоточие культурного досуга в это время — знаменитый белоколонный Зимний театр, где сейчас проходит VII Международный конкурс Юрия Григоровича «Молодой балет мира».

Участник конкурса «Молодой балет мира» финский танцовщик Расмус Ахлгрен танцует вариацию из балета «Пламя Парижа». Фото Ю. Барыкин

Сочи в последнее время стал своеобразной культурной и политической витриной страны, и события, которые здесь происходят, только самые важные. А балет как раз тот самый вид искусства, где мы до сих пор «впереди планеты всей». Где же, как не в Сочи, такому важному культурному форуму и проходить. Не только «Валдайский клуб», но и международный конкурс артистов балета в Сочи должны быть в приоритете. Однако были тем не менее у организаторов и проблемы с финансированием конкурса. Несколько раз за последнее время проведение конкурса по этим причинам срывалось. Однако конкурс все-таки состоялся, и кипят по утрам и вечерам в здании Зимнего театра балетные страсти похлеще политических.

Сейчас здесь закончился второй тур, и артисты дожидаются оглашения результатов.

«Не повезло, больше ничем не могу это объяснить!» — говорит мне Михаил Недельский, солист Новосибирского театра оперы и балета. Ему 26 лет, так что артист он опытный, обладающий отличной фактурой и хорошим прыжком, и был бы он одним из главных претендентов на награду, однако на конкурсе парню хронически не везло. Упал в первом туре, уронил партнершу, а потом и сам упал во втором. И такое бывает…

Не прошел на третий тур и отличный 20-летний финский танцовщик Расмус Ахлгрен. Начинал он свое обучение балету в Хельсинской балетной академии, закончил Академию Русского балета им. Вагановой в Санкт-Петербурге, а сейчас представляет одну из сильнейших балетных трупп страны и мира — Пермский балет. Простым невезением тут дело не объяснить. Выступал он на конкурсе блестяще… Полетный прыжок, развевающиеся в танце белокурые волосы, отличное вращение — все придавало ему обаяние и дополняло образ, создаваемый артистом на сцене. Подвел разве только современный номер «Дикий клевер», сочиненный, кстати, таким мастером, как руководитель Балета Панфилова Сергей Райник, на народную финскую музыку.

На конкурсе вообще очень сильными оказались выступления именно у мужчин. Мощно были представлены артисты из Кыргысзтана, и такие театры, как Башкирский театр оперы и балета в Уфе (выделим Айрата Масегутова и Салавата Булатова). Собственно, сильнейшая конкуренция и помешала многим ребятам пойти в третий тур. Хотя было и излишнее трюкачество, а в танце подчас не хватало ни связок, ни подходов к движениям. У девочек такой жесткой конкуренции в старшей группе не было, и все пять участниц, оказавшихся во втором туре, попали и в третий.

«МК» попросил председателя жюри, ректора Московской академии хореографии Марину Леонову поделиться своими впечатлениями от конкурса. Председательствует в сочинском жюри она впервые, потому что на конкурс не смог приехать Юрий Григорович, бессменный председатель жюри прошлых лет, и за конкурсом мэтр мирового балета наблюдает, как было объявлено на пресс-конференции, «дистанционно».

— «Молодой балет мира» в Сочи учрежденный Юрием Николаевичем Григоровичем конечно очень важен. Особенно он важен для тех самых молодых, чьим именем конкурс и называется. Потому что именно на нем они могут о себе заявить. Даже еще совсем дети, которые учатся в школе, могут приехать на этот конкурс, и их имена могут узнать и балетная публика, и критики, и педагоги, и руководители театров. Так что, на мой взгляд, это очень важный конкурс. Проходит он в здании замечательного Зимнего театра, великолепные для конкурса условия. Бывают, конечно, всякие трудности определенного характера, но я думаю, что их надо преодолеть. Конкурс этот, безусловно, должен жить! Тут даже нет вопросов.

— Ваши впечатления об уровне участников, приехавших на конкурс?

— Мне в этом году младшая группа нравится больше, потому что у них больше школы. Все-таки должна быть у артистов балета видна школа. Не должно быть небрежности в исполнении танцев, должны быть доработаны руки, стопы, корпус. Должна присутствовать хорошая манера, музыкальность, выразительность. Вот у младшей группы это присутствует в большей степени, чем у старшей. Мужчины старшей группы все-таки очень разбросанные: зачастую не соблюдаются ни позиции, ни выворотность ног. Классический танец должен быть все-таки безупречен.

— Зато какие невероятные трюки!

— Трюки — да! Но тем не менее мы же знаем известных танцовщиков, которые тоже делали трюки, но это было очень красиво по своей форме, по содержанию, по исполнению. Все равно — все-таки балет это не цирк. Не всегда мне также нравится подобранный репертуар, как-то участники его не очень продумывают. Что касается современной хореографии, то были и талантливые номера. Правда, очень немного! Некоторые танцовщики и хореографы думают, что если они сделали что-то немножко неклассическое, то потом для полноты впечатления можно вставить фуэте, два тура и жете ан турнан… Но это все-таки не современная хореография. Существуют различные направления в современной хореографии, и надо их изучить, для того чтобы понять, что такое современная хореография и как ее надо преподнести на сцене. Для этого совершенно не надо увлекаться классическими па. Это совсем другая история.

— Марина Константиновна, две ваши ученицы, принимают участие в этом конкурсе. Вы вырастили такую балерину, которая сейчас считается одной из первых прим мира — Наталью Осипову, есть ли у ваших новых воспитанниц возможность в чем-то повторить ее успех?..

— У меня вообще-то девочек много: это и Светлана Лунькина, которая танцует в Канаде, Наташа Осипова в Лондоне, Ксюша Рыжкова в Цюрихе. Мне жалко, конечно, что они не танцуют в Большом театре. Но есть и другие девочки: они танцуют и в Большом театре, и в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко… Те девочки, которые приехали сюда, обе очень талантливые и способные. Они просто еще очень маленькие, им всего по 16 лет. Сейчас у нас начало октября, до этого они были на каникулах, и то, что мы успели за месяц с ними сделать, мы, собственно, и показали на конкурсе. 1 сентября они мне сказали: «Мы записались на конкурс». Поставили, что называется, перед фактом. Я ответила: «Ну что же, давайте попробуем»…

— А что в Академии с мальчиками? Почему они не принимают участие в конкурсе?

— А мальчики просто поняли, что в сентябре уже надо ехать на конкурс и что никто из них не успел подготовиться. Это произошло не потому, что нет мальчиков. И последние выпуски они как раз показали, что в Москве, в нашей Академии работает много хороших мужских педагогов… Бывает, конечно, что нет материала… И год может оказаться без мальчиков или без девочек… Так бывает. Таланты ведь не рождаются каждый год. И иногда некого просто учить! Да, был период очень трудный: четыре мальчика — и то, какие есть. Это не только у нас, кстати, происходит, и не всегда все зависит от педагогов. Но сейчас период этот проходит, и мы снова набираем очень хороших детей. И в этом году набрали замечательных девочек и полноценный класс мальчиков. Какое-то прошло перерождение, дети опять идут в балет, и это радует.

— Вы председатель жюри на этом конкурсе, и, поскольку привезли в Сочи своих учениц, могут быть какие-то разговоры, что «толкаете» своих… Хотя мы знаем, что московская школа одна из лучших в мире, но тем не менее…

— Вы знаете, я не должна была быть председателем жюри. Это так сейчас решили члены жюри, и я, честно, не очень этим довольна. Бессменный председатель жюри в Сочи — Юрий Николаевич Григорович, и если он смотрит этот конкурс, он так должен им и остаться. Но бывают какие-то жизненные ситуации, от которых ты просто не можешь отказаться… И когда коллеги говорят, что ты должна быть председателем жюри в отсутствие Юрия Николаевича, приходится соглашаться. Но меня это не радует. И особенно когда выступают мои ученицы. Именно это меня и смущает.

— Но говорят, что система голосования здесь такая, что вы повлиять на его исход никак не можете…

— Это правда: я не могу повлиять. Я не голосую за своих девочек, и в пользу их я правом своего двойного голоса, как председатель, не воспользуюсь. Это я точно для себя уже решила. Вот сегодня не прошла на третий тур Полина Гасимова, ученица нашей Академии. А выступала она очень хорошо. Она отлично подготовлена нашим педагогом Ириной Пяткиной. И я была довольна. И вдруг я увидела, что она выбывает из конкурса и я ничего сделать не могу. Я была очень удивлена, потому что выступала она очень прилично. Легкая девочка, с хорошим прыжком и хорошей манерой. Но это конкурс — и ничего тут не поделаешь. Может, как и другие, недобрала сотых балла каких-то. Но ведь члены жюри даже не видят, кто на каком месте. Кто первый, кто второй, кто третий… Жюри до конца ничего не знает. Мы знаем только цифры, и номера, кто прошел. Проходной балл — 18, и существует определенное количество участников, которые могут пойти: остаться на втором туре и потом перейти на третий. На третьем туре должно остаться пять девочек и пять мальчиков. Таково количество учрежденных премий. У остальных членов жюри вообще нет на конкурсе своих учеников, только я здесь со своими девочками. Так что все честно.

— А насколько вам комфортно пребывать в Сочи?

— Город Сочи замечательный, атмосфера для конкурса просто волшебная. Я вообще в Сочи в это время первый раз. Никогда в жизни в октябре не отдыхала. Я всегда работала в школе, в театре. И вдруг такой подарок: конкурс все-таки состоялся, и мы в Сочи. Конечно, более подходящее время проведения этого конкурса для его участников это июнь, когда уже прошел год, мы подготовились и идем на конкурс. Октябрь, с этой точки зрения, конечно, не время для конкурса. Но тем не менее я люблю Сочи. Погода прекрасная. Дай бог, чтоб и дальше на конкурсе было все так же удачно!

Источник

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)