На «Нешекспира» шли с проспекта Сахарова: художники сразились за мечту

Пока на проспекте Сахарова митинговали, в центре современного искусства «Винзавод» разворачивался арт-батл. Поединок на кистях начался ровно в тот же день и час, что и митинг, собравший десятки тысяч людей. Многие гости открытия выставки «Нешекспир. Сон в летнюю ночь» в галерее «Файн Арт» приходили сюда прямиком с проспекта Сахарова. Как раз к финалу перформанса, на котором молодые художники Максим Орлицкий и Рома Казус соревновались в мастерстве. Сборный проект галереи Ирины Филатовой и Марины Образцовой — о мечтах и надеждах современного поколения, задумывался как светлый и летний. Но в разгар политических волнений получился другим.

Картина Максима Орлицкого со слепцами и безголовыми. Фото: Ольга Серёгина.

Арт-батл и открытие выставки планировали задолго до всех событий — с митингом дата и время совпали случайно. Но вышло символично, созвучно происходящему. «Мы дали задание художникам сделать проект «Нешекспир. Сон в летнюю ночь». Это название у меня возникло, когда я увидела в молочном отделе немолоко (соевый продукт. — М.М.). Он про мечты нашего времени, надежды, светлые и летние. Мы просили быть отвязными, безбашенными, смелыми. Творить, что они хотят. Ни у кого этого не произошло. Никто не может быть безбашенным, и это ужасно», — говорит куратор выставки Ирина Филатова.

— Потому что такое время?

— Может быть. Сегодня даже те, кто не выходит на митинги, как я, у них тоже огромное внутреннее сопротивление. Даже без Фонда по борьбе с коррупцией мы видим, что происходит. У нас был инцидент, когда на галерею 11.12 напали «патриоты». Они облили работы уксусной эссенцией, смешанной с куриным пометом, — ело глаза ужасно, и ограбили галерею. Они обругали меня и Айдан Салахову, угрожали нам. И это все на глазах полиции, а та бездействовала. Не знаю как у галериста, но дела по оскорблению меня и Айдан открыты не были, хотя адвокаты подавали заявления. Позже был марш разгневанных матерей, опять слышу, что те же люди напали на женщин. А сейчас страшное дело — преднамеренно сожгли Сибирь. А это ведь изменение климата во всем мире, не только в России. Все это происходит потому, что люди, которые владеют богатствами, — временщики. Сейчас нет депрессии, сейчас большое сопротивление.

Работы на выставке «Нешекспир. Сон в летнюю ночь» отвечают времени. Здесь собрано 27 картин 13 авторов. О чем они грезят в своих самых несбыточных снах? Многие — о море, солнце и сексе. Все это есть у уроженца Ялты Антона Гудзикевича: его работы, как у знаменитого англичанина Дэвида Хокни, — чистые, наивные, открытые. Алексей Васильев описал свою фантазию в названии полотна: «Сон сотрудника Яндекс.Еды в обед в кустах Китай-города. Лето. Снится ему песчаный серфинг пустыни». Зрелище, надо сказать, захватывающее. Известному московскому художнику Александру Савко снятся котята, плавающие под водой в компании супрематических фигур. А Дмитрию Шорину — самолеты-сперматозоиды, летящие навстречу красотке. Но есть совсем другие сны, навеянные не тоской по настоящему лету и всем сопутствующим радостям, которых так не хватает в Москве, а, очевидно, жизнью.

Молодому московскому автору Славе Ерещуку снится поле синих лилий, над которым возвышается залитое кроваво-красным еще одно поле подсолнухов. Андрею Архипову видится ангел, мечтательно размышляющий о чем-то у барной стойки за коктейлем из внутренностей кролика. Другая его работа, также мастерски выполненная в стиле барокко, изображает молодого человека, сидящего на богомоле. «Самка богомола пожирает своего партнера после спаривания. Человеку для этого даже не нужно существо противоположного пола. Если он хочет отгородиться от мира, то оказывается в такой плотной скорлупе, что сам себя съедает», — комментирует Ирина Филатова.

На контрасте страшных и счастливых грез — полотно группы «Rabota». Супруги Антон Кривуля и Марика Красина четыре года назад зарыли серию картин в землю. У себя на даче, на Можайском шоссе. Они считали, что культура этому обществу больше не нужна. Они их завернули, закопали, а теперь достали. Поверх частично осыпавшейся краски на одной из картин художники размашисто написали белым пустой стакан. Одно слово — нешекспир.

Презентация сновидческих картин о настоящем прошла в весьма оживленной обстановке. Галерея решила испытать на своей площадке набирающий популярность формат перформанса — батл. Молодой живописец, один из участников выставки — Максим Орлицкий, устраивает такие уже два года. Подобные зрелища были и на майском арт-шоу DA!MOSCOW. Орлицкий играет в батлы по своим правилам.

— Для меня это пятый поединок, — рассказывает Максим. — Я выбираю соперников, которые интересны мне медиально, которые по другую сторону визуальности, другие по стилю. Мы берем друг у друга по картине. И в течение трех-четырех часов переделываем их под свое видение. У нас образуются две новые работы с видением соперников.

— Какая цель?

— Это обмен опытом. Мы «снимаем» опыт соперника, обогащая собственный арсенал. Это эгоистичная модель продемонстрировать всем, кто круче.

— Соперники обижаются друг на друга? Встает вопрос этики…

— На это и расчет. Чтобы художники разозлились и показали как надо.

Такой перформанс походит на бокс. Максим даже записал видеовызов для Ромы. Во время дуэли в зале звучала музыка. Правда, художники слушали свою — через наушники. Время от времени они обменивались шуточными выпадами в адрес друг друга, а ведущий в микрофон комментировал ход поединка. Даже сделали тайм-аут — дуэлянты так разгорячились, что им нужно было переодеться. Весь процесс транслировался в прямом эфире. То есть художники намеренно поставили себя условия публичности. «Я бы так не смог, для меня живопись — процесс интимный», — сказал, глядя на шоу, один из участников выставки — Дмитрий Шорин. И в этом он прав: как ни старались сделать живописный процесс зрелищным, он все же остался делом личным для каждого из участников.

Спустя несколько часов картины дуэлянтов (точнее, их репродукции, распечатанные на холстах побольше, где оставлено белое пространство) превратились в новые произведения. Рома переделал картину Максима «Доминация» — про гендерное превосходство — в мрачный темно-зеленый пейзаж. Максим выбрал у Ромы работу про заблудших слепцов, которые друг друга ведут в никуда. В версии Орлицкого среди слепцов возникли безголовые сотрудники полиции. Их лица растворяются и сливаются с алым тревожным небом. Зрители отдали победу Орлицкому. Так что без безбашенных на выставке не обошлось.

Источник

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)