Росстат оценил доходы россиян: 21 миллион оказался за чертой бедности

Росстат применил новую методологию при подсчете бедных, и оказалось, что их в России на полмиллиона больше, чем было год назад. В I квартале 2018 года тех, у кого доходы были ниже прожиточного уровня жизни, насчитывало около 20,4 млн человек, что составляло 13,9 % населения страны. Спустя год, в 1 квартале 2019-го, их стало 20,9 млн человек – количество бедных выросло до 14,3% населения, сообщил на своем сайте Росстат. Однако реально бедных еще больше, говорит эксперт «МК» и дальше ситуация вряд ли станет улучшаться.

фото: Наталья Мущинкина

Росстат попытался, конечно, объяснить прирост показателя бедности всего лишь новой методологией, примененной при подсчете реальных доходов населения, внедренную в апреле этого года. Также статистики подчеркивают, что точная оценка численности малоимущего населения будет возможна только, когда население получит все сезонные и годовые выплаты, то есть по итогам года.

Все это так, более того, Росстат считает только те доходы, которые люди получают легально, с которых платят налоги, а серая зарплата нигде не учитывается. Хотя по оценке экспертов, примерно 12-14 млн человек участвуют в теневом секторе экономики. Тем не менее, реальное количество бедных в России, скорее всего, намного больше, чем называет официальная статистика, считает экономист, руководитель проектов «Экономика и финансы» ИНСОР Никита МАСЛЕННИКОВ:

— Опубликованные Росстатом данные ни для кого не стали сюрпризом. В первый квартал года в нашей стране традиционно происходит падение экономического роста, – соответственно, происходит и падение доходов населения. Но такой размах – плюс полмиллиона бедных – списывать на сезонные колебания тоже нельзя. Может, по итогам года что-то и скорректируется в сторону улучшения, но пока базовый показатель роста экономики останется на прежнем уровне, до тех пор и улучшения жизни людей, роста их доходов тоже ждать не приходится. Экономика – как человеческий организм. Если у вас температура 39,7, то работать эффективно вы не сможете. Тут та же закономерность: пока в стране не наметится стабильный экономический рост, до тех пор ни о каком росте доходов населения тоже говорить не приходится.

– Но ведь президент поставил перед правительством задачу ликвидировать бедность, что уже делается в этом направлении?

– Много разговоров, много дискуссий, но практически ничего не делается. Разрыв между наименее и наиболее обеспеченными сохраняется на уровне прошлого года и составляет 13 раз. Ситуацию просто законсервировали.

– Так, может, нужно адресно помогать тем, кто оказался за чертой бедности?

– Во-первых, в правительстве до сих пор не могут определиться с вопросом, кому конкретно нужна помощь. Во-вторых, как поддерживать? Что это должно быть: прямой социальный трансферт или заключение социального контракта с гарантированным местом работы? Есть еще одна категория лиц, которой важен доступ к образованию, к повышению квалификации. Так что формы государственной помощи по преодолению бедности могут быть разные. Поиски в этом направлении идут, но готовых программ, насколько я знаю, нет. А результат этого бездействия – рост количества бедных на полмиллиона человек.

По словам эксперта, Минтруд отрапортовал, что в стране создана система непрерывного профессионального обучения взрослых. Дело, безусловно, хорошее, но на поверку оказалось, что реально было заключено всего несколько тысяч договоров. Значит, у населения эта форма адресной социальной поддержки не востребована.

– Может, все дело в том, что еще и люди у нас инертны. Не хотят осваивать новые профессии, переезжать в поисках более высокооплачиваемой работы, просто ждут, что государство будет им доплачивать?

– Кто-то действительно подходит под эту характеристику, но про всех такое сказать нельзя. Но позитивных примеров того, что люди решают свои проблемы, не видно. Инертность населения – это тоже показатель низкой эффективности социальной политики государства.

– Рост нищеты и бедности населения неминуемо приводят к социальному взрыву, так чего ждет правительство – когда ударит колокол?

– Все колокола уже давно прогремели. Если мы еще один год пройдем с ВВП равное 1 проценту, можно смело говорить о наступлении рецессии в экономике. А если сюда еще наложится глобальный кризис – большинство экономистов сходятся на том, что это случится в конце 2020 – начале 2021 года — то без эффективной адресной социальной поддержки населения нас ждет 17-й год. Так что времени на раскачку уже не осталось. Максимум, есть еще полтора года, чтобы поднять экономический рост и рост доходов населения. Хотя у экономистов есть такой анекдот: когда люди спрашивают: “это уже дно?» – у них всегда есть шанс услышать стук, раздающийся снизу.

Источник

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)