Белоснежная зависть

Кому завидовать? Олигархам (и их богатству)? Президенту (и его проблемам в дезориентированной им же стране)? Среднему классу (трясущемуся над своим затюканным силовыми структурами бизнесом)? Но, оказывается, есть немало индивидов, а то и категорий граждан, которым есть чем козырнуть перед остальными лузерами. Что ни день, вспоминаются популярные песенные строчки времен социализма о белой зависти, сочиненные известным поэтом: «Есть одно суждение очень спорное, что бывает зависть только черная». А дальше — о том, что существуют светочи, на которых хочется равняться и быть похожим, которым должно воздать не зубовным скрежетом, а возвышенно и чисто. Такое экзальтированное проявление чувств, мне кажется, не утрачено и сегодня.

Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем инстаграм

Сожаление №1

Умиляют проявления заботы, пестрящие тут и там. «Как выжить пенсионерам в летнюю духоту?» Встык с этим трогательным беспокойством идет перечень формальных советов, а затем следует долгий список платных услуг — начиная с шезлонгов возле бассейна и кончая психологической консультацией специалиста по экстриму. «Что сделать, дабы вас не обманули жулики?» Сначала — россыпь досужих псевдорекомендаций и шорт-лист кондовых ревнителей закона, затем — сонм фирм, гарантирующих обеспечение безопасности, естественно, за приличную мзду. Затравка — об угрожающей информации о грядущей девальвации, деноминации, затем — манна надежных банков, где сбережения не пострадают.

Почему не податься в ряды ревнителей, сочиняющих подобные анонсы и слоганы?

Сожаление №2

Почему не податься в футбольные комментаторы? Престижная, непыльная работа. Можно, мало что понимая в спорте, вязать фразу за фразой, не заботясь о соответствии слов происходящему на зеленом поле, не называя имен игроков и приблизительно угадывая их функции: «Болельщики любят, когда их команда забивает, потому что это прибавляет шансы на победу, и не любят, когда команда пропускает. Это уменьшает ее шансы». Под ваше журчание зритель сам разберется (не слепой же), какие дружины сошлись в поединке и какой счет на табло. «И вот нападающий уткнулся в того, в кого не мог не уткнуться, то есть в мощную фигуру защитника, про которого говорят, что он надежнее вратаря защищает ворота, а ведь это и есть цемент, сплачивающий коллектив, плюс, конечно, поддержка болельщиков, без нее и команды нет, как и без команды нет болельщиков». (Записано почти буквально во время одного из матчей). Браво!

Сожаление №3

Почему не пойти во врачи? К примеру, ГКБ №4, куда стекаются хворые бедняги Москвы, чтоб освидетельствовать исправность поставленных им кардиостимуляторов? Приезжает пациент, пожилой человек, его разворачивают и гонят, как молодого, за новым направлением, потому что то, которое он привез, неправильно оформлено. Но не он же такое себе выдал! Пусть пенсионер помыкается (в жару), ему все равно делать нечего. Пусть получит новое направление, а потом ждет три месяца, как положено в названном медучреждении. Если за эти три месяца что-нибудь плохое с пенсионером случится, никто за это ответственность не понесет.

Сожаление №4

Почему не пойти в служащие МГТС? Толково и замечательно продумана эта система! Чтобы заключить договор на обслуживание, достаточно позвонить по телефону. А чтоб расторгнуть заключенный договор, нужно ехать на край Москвы — в центре города офисов, расторгающих договоры, не предусмотрено. Вычислено точно: кому охота тащиться вдаль? Проще заплатить лишку.

Сожаление №5

Почему не пойти в рабочие, производящие капремонт? Материалы используются самые дешевые (а в отчетах наверняка значатся качественные), краска не сохнет, трубы сваривают тяп-ляп, а то и не сваривают вовсе. Вопрос на засыпку: если в одной квартире поставить новые стояки, а в другой сохранить прежние, сколько водооборот продержится без протечек? Но платят этим работникам так же, как они работают. При социализме говорили: делаем вид, что работаем, а они, наверху, делают вид, что нам платят. Теперь никто и вида не делает и открыто не работает и не платит.

Приведу конкретный пример. Сталинский дом (адрес имеется) пришел в негодность и включен в реестр подлежащих восстановлению. Редкий случай, когда две трети жильцов проголосовали за капремонт (обычно такое количество не набирается: кто-то в отъезде, у кого-то старческая немощь, кому-то просто неохота возиться с уборкой мусора, который рабочие неизбежно оставляют на месте своей преступной, не побоюсь этого слова, деятельности). В данном случае жильцы проявили единодушие. И что же? Приехала бригада, помыла фасад водой, поковырялась в подвале и уехала. Вероятно, по отчетам, на ремонт этого дома отпущены немалые средства. Куда ж они делись? Куда уходят деньги, которые с нас дерут на капремонты? В масштабах города это миллионы и миллиарды.

Сожаление №6

Любопытна причина отмены зачетов в некоторых высших учебных заведениях: чтобы педагоги не брали с учащихся взятки, то есть — в антикоррупционных целях. Почему не пойти в такие педагоги? Или в такие студенты? Не учить и не учиться, зато исповедовать философию нестяжательства. То, что студенты не приобретут профессиональных навыков, по фигу! Это забота будущих работодателей. Лишь бы не было коррупции.

Сожаление №7

Куда подевался маленький уютный стадион «Зенит»? Детвора и взрослые гоняли здесь мяч, бегали кроссы, набирали спортивную форму. Сперва на его территории развернули выставку-продажу дачных домиков. Эдакое промежуточное звено. Чтобы у всех стерся в памяти облик спортивного объекта. Потом вместо строительной ярмарки возникла площадка неясного назначения. Теперь выплыло: здесь возведут высотные жилые кварталы.

Куда делись красавицы ели возле гостиницы «Советская»? Кому они помешали?

Ухудшаем — ради чего?

Почему?

Потому что совершенствованием жизни занимаются люди, у которых очень своеобразное представление о совершенстве.

Денег у них много, а мечты о том, какой должна быть жизнь, очень кургузы.

Сожаление №8

Я могу провести экскурсию по местам вырубки старых деревьев в центре Москвы. Помню, при каких обстоятельствах и с какими объяснениями их уничтожали, и как я пытался этому помешать. Сейчас уже не мешаю, что, конечно, непростительно.

Я готов каждый день выметать из квартиры налетевший тополиный пух, лишь бы не изводили сеющие его зеленые кроны. Но в газетах и в эфире  — явно подтасованные кем-то, организованные требования: спилить! Требования спокойно взирающих на снос старинных особняков блюстителей аккуратности — пух их достал, задушил. Не верю в такую самостийную активность равнодушных к гораздо более цепляющим, чем пух, шероховатостям. Просто кому-то неймется вырубить прижившиеся, устоявшие деревья и за наш счет насаждать то, что завянет через год. Что  сейчас повсеместно и  наблюдаем.

  * * *

Но по-настоящему белоснежная зависть охватывает в отношении скромной служащей банка, похитившей небольшую сумму и скрывшейся с семьей в неизвестном направлении. Социологи утверждают: очень многие ей сочувствуют и желают победоносно завершить аферу и скрыться — ни грана осуждения и возмущения, а светлое желание: пусть для дамочки все закончится благополучно.

Откуда такая толерантность к преступлению? От обратного! От наболевшего. От закипающей черной ненависти к банкирам, полицейским и государственным чиновникам, которые, скооперировавшись, тырят астрономические суммы, а получив весьма условное наказание, остаются при награбленном. Вот и возникает симпатия к индивидуальной предпринимательнице на ниве стяжательства. Что она украла? Клочок шерсти с уже ощипанной догола овцы.

Источник

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)