Китай знает, чего хочет, в отличие от США

МОСКВА, 3 июля — Dow Jones. Может показаться, что в торговых переговорах с Китаем все козыри находятся в руках американцев. США покупают у Китая больше товаров, чем Китай у них, являются единственным поставщиком множества ключевых технологий и пользуются большей лояльностью со стороны других стран мира.

Между тем, у Китая есть мощное преимущество: ясность цели. Несмотря на изменения в переговорных приоритетах, эта цель десятилетиями остается неизменной и заключается в том, чтобы неуклонно подниматься по лестнице развития, оставаясь при этом однопартийным государством. Запрет США на поставку ключевых комплектующих компании Huawei Technologies Co. поставил под угрозу очередную стадию этого развития, заключающуюся в способности конкурировать на мировом рынке передовых технологий. Поэтому, когда председатель КНР Си Цзиньпин встречался с президентом США Дональдом Трампом в рамках саммита Большой двадцатки в Японии, его главным условием для возобновления переговоров была отмена этого запрета.

Что касается руководства США, то в нем давно нет единой позиции по вопросу о том, как относиться к Китаю – как к партнеру, которым можно управлять, или как к сопернику, которого следует подвергнуть остракизму. Единой позиции нет даже в администрации президента Трампа, и поэтому его решение о временном снятии ограничений с Huawei оставило вопрос о конечной цели США таким же нерешенным, как и раньше.

В 2001 году Китай вступил в Всемирную торговую организацию, чтобы дисциплинировать малоэффективные государственные предприятия, открыть себе доступ к иностранным рынкам и стимулировать рост экспортного производства. Членство в ВТО и недооцененная китайская валюта обеспечили приток в страну иностранного капитала и экспертизы, превративших Китай в мировую фабрику.

Это привело к увеличению положительного сальдо внешней торговли Китая и росту напряженности в его отношениях с США. Для ее устранения Пекин допустил укрепление юаня. Приоритеты сместились с привлечения иностранных инвестиций и стимулирования экспортного производства на культивацию собственных компаний-лидеров. И хотя после этого положительное сальдо внешней торговли Китая в пропорции к его ВВП начало сокращаться, западные компании стали сталкиваться с ограничениями на доступ к китайскому рынку и требованиями о передаче технологий и ноу-хау китайским конкурентам.

Сегодня Китай оказался втянут в войну пошлин с США, которые пытаются положить конец дискриминации американских компаний. Приоритеты Китая вновь изменились. На смену защите компаний-лидеров на внутреннем рынке пришло взращивание глобальных лидеров в передовых секторах, от энергосберегающих технологий до искусственного интеллекта.

«Китайцы продолжают защищать внутренний рынок, однако те объекты, которые они считают особо достойными этой защиты, со временем изменились, поднявшись на новый уровень вместе с технологическими амбициями Китая», — говорит Скотт Кеннеди из Центра стратегических и международных исследований (CSIS).

Huawei – не просто компания. Это ведущий поставщик телекоммуникационных сетей пятого поколения – технологии, которую можно назвать одной из важнейших в мире. Это предмет национальной гордости для Китая.

Huawei, государственные компании ZTE Corp. и State Grid, последняя из которых является монополистом в производстве электроэнергии, являются стратегическими «инструментами, толкающими Китай вверх по технологической лестнице», — говорит Дерек Сизорс из Американского института предпринимательства. «Это центральное звено в подходе Си к развитию Китая», — отмечает он.

Кампания США против Huawei начиналась с позиций национальной безопасности, как компании, способной стать проводником для шпионских действий китайского правительства. Этот вопрос стал неотъемлемым элементом дебатов об отношении к Китаю.

Американские лидеры полагали, что вступление в ВТО обеспечит верховенство закона и будет способствовать экономической и политической либерализации в Китае. К концу президентского срока Барака Обамы эти надежды развеялись, а администрация Трампа и вовсе заявила о несостоятельности таких ожиданий. Между тем альтернативной позиции по отношению к Китаю новая администрация пока не сформулировала, а ситуация с Huawei символизирует ее внутренний раскол по данному вопросу.

Торговый представитель США Роберт Лайтхайзер давно утверждает, что Китай использует ВТО для поддержания огромного положительного сальдо внешней торговли, кражи интеллектуальной собственности, принуждения иностранных компаний к передаче технологий и субсидирования собственных фирм. При этом он считает, что Китай все же можно заставить играть по правилам, но правила должны быть другими. Ситуацию с Huawei он вообще со всем эти никак не связывает и видит в ней самостоятельный вопрос национальной безопасности.

С другой стороны, сторонники решительных мер в лагере Дональда Трампа считают систему Китая принципиально несовместимой с системами США и их союзников. Они считают внесение Huawei в черные списки потенциально более эффективной мерой, нежели введение пошлин, в предотвращении вытеснения США с позиции мирового экономического и военного лидера.

«Этот радикальный агент Коммунистической партии Китая работает против Запада уже 15-20 лет, — сказал бывший советник президента США Стив Бэннон в интервью CNBC на прошлой неделе. — Huawei – ‘грязная бомба’, заброшенная в индустриально развитый демократический мир».

Государственный секретарь Майк Помпео ранее в этом году обвинил Китай в стремлении «разрушить западные альянсы, используя для этого биты и байты вместо пуль и бомб».

Что касается самого президента Трампа, то он не поддерживает ни одну из этих позиций. Он судит о Китае по тем же транзакционным параметрам, по которым оценивает все другие страны: по дефицитам, долларам и пунктам Dow. Объясняя в субботу свое решение по Huawei, он сказал: «Мы продаем Huawei огромные объемы продукции». Примерно так же год назад он объяснял решение о снятии (по личной просьбе Си) запрета на поставки продукции компании ZTE. Трамп заявил, что они заплатили США большой штраф и нуждаются в американской продукции. «Для меня очень важно, чтобы покупали американскую продукцию», — сказал президент.

Успех переговоров зависит от понимания того, что вы хотите получить в их итоге. США, похоже, к этому пониманию пока не пришли.

— Автор Greg Ip, greg.ip@wsj.com; перевод ПРАЙМ, +7 495 645 3700, dowjonesteam@1prime.biz

Dow Jones Newswires, ПРАЙМ

Источник

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)