Сотрудница Росгвардии узнала, что 12 лет находится в розыске

Если вы каждое утро ходите на одну и ту же работу, а вечером возвращаетесь домой по одному и тому же адресу, то еще не факт, что вы не в федеральном розыске. Сотрудница Росгвардии (до этого работала следователем в системе МВД) капитан Ольга Волкова неожиданно обнаружила, что… разыскивается. Причем по истории аж 15-летней давности! Девушка все эти годы, повторим, работала не где-нибудь, а в правоохранительных органах. «Если меня не могли найти, то что говорить о гражданских!» — возмущается она.

Ольга Волкова.

Ольга Волкова в полиции с 2002 года, когда стала работать в должности следователя СО при ОВД по столичному району Котловка. В апреле 2004 года в коридоре следственного отдела, под сейфом, сотрудники прокуратуры нашли пять тысяч долларов. Капитан Волкова попала под подозрение, и вот почему. Некая гражданка Артемова, обвиняемая на тот момент в мошенничестве, заявила: эти деньги предназначались Волковой за закрытие уголовного дела. Дальше начались странности: дело по статье УК РФ «Взятка» возбудили только в 2007 году. Причем против неустановленных лиц. Но в постановлении все-таки было сказано: Волкова скрывается, нужно объявить ее в федеральный розыск. А дальше — тишина.

Шли годы, сотрудница полиции жила обычной жизнью, продвигалась по службе, перешла во вновь созданное ведомство — Росгвардию — и, конечно, давно забыла про неприятный эпизод с долларами. С 2017 года она занимала должность преподавателя в Центре профессиональной подготовки Главного управления Росгвардии по Москве. У меня на руках характеристика на женщину. Там про нее говорится исключительно как про образцового сотрудника и талантливого педагога. Много про то, что принимала участие в общественной и культурной жизни центра, являлась лауреатом ведомственных конкурсов и т.д. То есть как минимум не пряталась ни от кого.

Не так давно в жизни Волковой должны были произойти приятные карьерные перемены — ее ждал перевод в центральный аппарат. Тут-то и выяснилось: она в розыске!

— Я в это сразу и не поверила, — говорит Ольга. — Переспросила коллег: «Вы шутите?» Но потом было не до смеха. Первая ориентировка датирована 2007 годом. В то время я была в официальном декретном отпуске. Но проживала по месту прописки, ни от кого не пряталась. Достаточно было выяснить адрес в отделе кадров ОВД или в Центральном адресно-справочном бюро. Почему этого не сделали? Непонятно. Мне еще в самом начале в прокуратуре объясняли, что дело приостановлено, вопросов ко мне нет. А в это время, выходит, писали, что нужно на меня в розыск подавать.

Как стало возможным объявление в розыск человека, не только не скрывавшегося, но, наоборот, находившегося у всех на виду?! Кстати, Волкова проживала и проживает по соседству с СУ по ЮЗАО ГСУ СК РФ по Москве, объявившего ее в розыск. От этого подразделения СК до ее дома пешком можно дойти за несколько минут. К слову, до сих пор сотруднице Росгвардии не предъявлено никаких обвинений, и ищут ее вроде бы просто для дачи показаний по этому делу 15-летней давности.

Недавно Ольгу Волкову уволили. Розыск, тем более федеральный, — крайняя мера, к которой закон позволяет прибегать лишь вынужденно, когда исчерпаны все другие возможности установить местонахождение лица и проведена серьезная процессуальная и разыскная работа в этом направлении. Любопытно, а какая работа была проведена в случае с Волковой? Коллеги и студенты Центра Росгвардии не припомнят, чтобы сотрудники СК бродили по коридорам в поисках Ольги Юрьевны.

Вся эта история про то, что любой из нас может попасть в «ориентировку». Федеральный розыск — исключительная мера — теперь может, получается, заменять обычное приглашение к следователю?

Источник

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)