Внучка Чаплина стала странной клептоманкой

На Чеховфесте всю эту неделю работает внучка великого Чаплина — Аурелия Тьере. Ее мать, последняя дочь комика — Виктория Тьере-Чаплин, также сопровождает дочь, поскольку кроме родственных связей их связывают профессиональные: Виктория — автор и режиссер спектакля «Колокольчики и заклинания».

Сцена из спектакля. Фото: chekhovfest.ru

Аурелия красивая, но красота ее необычна. Такая бы идеально пригодилась для кинематографа, как современного, так и ретро. Она — абсолютно винтажная штучка. Ломкая, с текущими линиями, движениями… Глаза как у маленького Бэмби, который, хоть и вырос и многое в жизни повидал, но, похоже, не повзрослел.

Но Аурелия кинематографу предпочитает театр. Причем театр тоже из разряда винтаж, брокар, антиквариат в высшем смысле этого слова. Во всяком случае, он точно не вписывается ни в какие форматы, как будто существуя вне времени, вне пространства. И самое главное, не желая соприкасаться с ними. Как будто черный кабинет, в котором и происходят странные события, болтается между небом и землей и сотрясающими их событиями, которые люди называют мировыми и техногенными.

Нет, у матери и у дочери свой отсчет времени. Перед спектаклем, пока московская публика заполняет зал, Виктория скромно сидит на стульчике у входа в зал. Маленькая, с растерянными глазами, видно, что волнуется: ее «Колокольчики и заклинания» — сложнейшее с технической точки зрения произведение, и, естественно, она думает: лишь бы все сработало.

Зал забит: публика пришла именно на Аурелию, которая до сего дня уже дважды привозила на Чеховский свои причудливые спектакли. Вот и этот вызывает интерес — свободных мест нет. Пошла музыка. Перед черными ширмами на креслах сидят три странного вида персонажа, открывается дверь — к ним присоединяется четвертый. Выглядит чучундра чучундрой: нелепое пальто, капюшон с платком на лицо. Кто такая, откуда взялась, зачем пришла?

Никто не промолвит ни слова — ни она, ни партнеры. И вдруг героиня Аурелии, ассоциирующаяся с ней самой, мгновенно скинув верхний костюм, окажется в дивном прозрачном платье эпохи модерн, расшитом бисером сверху донизу. Эта роскошная дама в течение одного часа десяти минут будет метаться по сцене, без устали подворовывая разные предметы — от сумочки приятельницы до светильников у входа в ложу премьера, от портрета бравого офицера до…

Иллюзия, манипуляция, трансформация — вот с чем работает Аурелия и ее партнеры, среди которых известный танцовщик Джейми Мартинес. Причем на скорости, не останавливаясь. Здесь требуются фантастическое внимание и мастерство, чтобы пауза не прервала плавность строго выстроенной композиции о необычной клептоманке, действия которой если и болезненного характера, но никак не корыстного и вообще мало имеющего отношение к реальности. Но именно по ее желанию окружающие ее предметы из ничего появляются и в никуда исчезают, а то и начинают жить самостоятельной жизнью. Вроде вешалок, нахально разгуливающих по сцене.

При этом странность, сочиненная дочерью Чаплина и сыгранная его же внучкой, окрашена не в мрачные тона, а преисполнена, во-первых, легкой иронией и юмором. Как будто внезапная лукавая улыбка скользнула по красивым губам и отлетела, а потом вернулась, заставив немного взгрустнуть, вздохнуть над судьбой этой странной красотки, которая в финале вдруг превратится в птицу, сделав ее на глазах у публики из всего, что есть на сцене.

Артистов много вызывали, дарили цветы, особенно Аурелии. Вышла на поклоны и Виктория, и зал ахнул — вылитый папа. Слегка печальный, слегка ироничный, но бесконечно добрый клоун, только в женском обличье.

Источник

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)