Калягин раскритиковал объединение Волковского театра с Александринкой: «Почему нельзя посоветоваться»

В понедельник Союз театральных деятелей РФ на Страстном стал местом театральных страстей — здесь обсуждался бред и абсурд последних двух недель, в который оказалась втянута буквально вся Россия, в том числе и та её часть, что о театре до того момента не думавшая. Последние две недели она только и спрашивает: «Зачем объединять Первый русский театр — им. Фёдора Волкова в Ярославле и бывший императорский в Петербурге?» Спрашивает на разных уровнях — от театральной вешалки, с которой, как известно, все начинается, до коридоров Российской власти, в которых теперь решается судьба российского театра. И вот дошло дело до СТД под председательством Александра Калягина. Корреспонденты «МК» побывали на общественной дискуссии, временами напоминавшей поле битвы.

В середине дня в здании на Страстном бульваре собрались видные деятели театральной России: художественные руководители, директора, артисты, критики, чиновники. Повод более, чем весомый для того, чтобы забить синий зал СТД под завязку и накалить его докрасна. Ярославль приехал в составе 11 человек, включая Евгения Марчелли — художественного руководителя Волховского театра и Сергея Куценко — ректора Ярославского института, что почти втрое превзошло Питерскую делегацию Александрийского театра, которая ограничилась Валерием Фокиным и ведущими артистами театра в лице Николая Мартона и Игоря Волкова. Остальные — обеспокоенные московские коллеги из самых разных структур: от театров (К. Крок, И. Золотовицкий, А. Калягин, М. Ревякина) до министерских кабинетов (В. Толстой, Е. Ямпольская, З. Драгункина).

Собственно, Калагин и открыл заседание:

– Я с огромным уважением отношусь к Валерию Фокину и Евгению Марчелли. Но, думаю, что создавать творческий союз двух коллективов, за каждым из которых стоит театр с великой историей, мне кажется большой ошибкой. В приказе написано «присоединение»! Это же полная ликвидация Волковского театра. Почему нельзя было посоветоваться?

«Советоваться» — слишком мягкое слово для такой накаленной ситуации. Это легко читалось в интонациях спикеров, особенно Валерия Фокина, который взял слово сразу после Калягина.

– Нами движет творческая идея: два театра решили образовать творческий союз для определения той планки, которую несёт национальный театр! С ней можно соглашаться и не соглашаться, но уже 4 театра (не буду называть какие) выразили желание присоединиться к Александринке.

Заметим, худрук Александринки и автор проекта объединения уже провел разведку боем. В пятницу утром встретился с труппой: (35 человек из 65 актеров против). Днём — с депутатами Областной думы, представителями местного правительства и фракцией  «Единой России» (все как один  настроены не в пользу автора), а вечером — с цехами Волковского (все против). На  ближайшую пятницу в Ярославле назначен митинг, что говорит об одном — столица Золотого кольца не собирается сдаваться и сдавать свой театр инициаторам более чем странного и подозрительного  проекта, продолжающим с помощью административного ресурса, не мытьем, так катаньем пробивать свою идею. В данном случае в виде дискуссии в Союзе театральных деятелей. Об этом кстати сказал и заместитель председателя Правительства Ярославской области, Максим Авдеев:

– Утрата самостоятельного статуса Волковского театра для региона, губернатора и жителей — неприемлема! Другие факторы в поддержку его развития мы всячески поддерживаем.

Кстати о важных фактора. Замминистра культуры РФ Павел Степанов сообщил, что приказа об объединении вообще не существует. Его не внесли в базу министретства. это был только проект.

Худрук театра Волкова Евгений Марчелли, изначально настроенный крайне позитивно, старательно подбирал слова.

– Я растерян и удивлён. Два театра решили, договорились, нашли поддержку минкульта, но нас вынудили вынести все на обсуждение общественности. Театр не потеряет свое лицо и самостоятельность. Мы выдержали советскую цензуру. Кто еще сможет оказать на нас влияние?

Однако за радужной перспективной скрывались земные проблемы. По словам Марчелли, театр давно существует по принципу остаточного финансирования, что приводит к созданию коммерческих проектов, за которые «очень стыдно» его художественному руководителю. От этого и производное — «Мне хочется, чтобы это был не местечковый театр, а, действительно, национальный!».

В противовес Фокину и Марчелли высказались Дмитрий Стрекалов (директор Ярославского театра кукол), театральные критики Маргарита Веняшова и Татьяна Злотникова, Мария Ревякина.

Будет ли в СТД поставлена точка в истории со слиянием не известно. В ней много вопросов, ещё больше домыслов и конспирологических изысканий. Есть простейшая версия — худрук ярославского Марчелли не поладил с новым директором Туркаловым (сам лично выбирал из всех кандидатов) и за счёт слияния хочет уйти от административных проблем. А есть многоходовая — перенаправление денежных потоков с их дальнейшим перераспределением. Куда? Кому? Чьи финансовые интересы обслуживать станет новообразование под названием Первый национальный театр России? И когда ждать второй и третий? Каким по счёту будет театр Наций Евгения Миронова? Ему с кем теперь соединяться, чтоб повысить свой статус и получить ещё больше денег?

Но тут, как нам кажется, важен другой момент. История о пока ещё не состоявшемся слиянии двух старейших коллективов (приказ не подписан) из разряда сугубо театральной переходит в политическую плоскость. Ярославль — это хотя и  без уничижительного подтекста, но все же  провинция. А в ней жизнь не столичная и даже не петербуржская и перспектива сделать её Первый  (по рождению — 1828 год) российский  театр  да ещё и с  труппой  столичного уровня структурным подразделением Александринки, да еще  с передачей имущества — весьма унизительна. Как повторяют теперь  ярославцы «Волковский окажется в подсобке у Александринки». А провинция  и без того униженная социально может оказаться страшна в гневе. Только гнев в этом случае будет весьма осмысленным и осознанным.

Источник

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)