Найденные в питерской коммуналке малыши просидели с трупом матери сутки

Очередной шокирующий случай с малолетними детьми произошел в центре Санкт-Петербурга. 12 марта в коммуналке был обнаружен труп 38-летней женщины, вокруг нее ползали трое малышей. Известно, что дети провели сутки рядом с умершей матерью. С начала марта соседи женщины по квартире сигнализировали органам опеки о странном поведении матери. Женщина уже была лишена родительских прав на двоих старших детей. Однако органы опеки не предприняли активных действий, чтобы помочь малышам до трагедии.

Елена, тело которой было найдено в коммуналке, воспитывала детей одна, отец малышей встретил новую любовь и ушел из семьи. Брат женщины полагает, что после расставания с гражданским супругом, она впала в депрессию. Незадолго до трагедии Елена рассказывала брату, что очень странно себя чувствует, как будто опухоль в животе, но к врачу она так и не пошла.

Соседи Елены еще в начале марта обращались в органы опеки, они сообщили, что женщина почти не выходит из комнаты, нормально не кормит детей и не занимается ими. Сотрудники опеки несколько раз наведывались в жилище, но дверь им никто не открывал. В очередной раз они посетили коммуналку как раз в тот роковой день, дома оказались соседи, которые и впустили проверяющих в квартиру.

В комнате многодетной семьи они обнаружили мертвую мать и троих малышей — 9-месячную девочку и двух мальчиков 4 и 2 лет. Дети выглядели неухоженными, кроме того, у одного из мальчиков подозревают отставание в развитии. Известно, что ранее Елена не раз привлекалась к административной ответственности за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей.

Женщина была лишена родительских прав в отношении двух старших детей 12 и 18 лет, сейчас они воспитываются в приемной семье. Тем не менее, в конце прошлого года Елену сняли с учета «в связи с положительной динамикой». Почему сотрудник органов опеки так часто не дают спокойно жить вполне нормальным и любящим детей родителям, но не пытаются активно помочь ребенку, действительно оказавшемуся в сложной ситуации (как было и с московской девочкой-маугли), мы выяснили у детского правозащитника, президента благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам Елены Альшанской:

— Главная проблема в том, что люди, работающие в органах опеки, не имеют специального образования, так как получить его в нашей стране просто негде. Они не разбираются в психологии, не могут определить, есть в семье насилие или нет. А ведь это самое главное, а не бытовые нюансы. Кроме того, у нас нет закона, который бы требовал привлекать к расследованию по каждой семье нужных специалистов. В результате, сотрудники органов опеки часто действуют на глазок, поэтому любые их решения очень субъективны, они не основываются на какой-то общей базе. Точно также нужно понимать, что опека всегда действует только по сигналу. Они не будут сами носится по всему городу и проверять каждую семью, это просто нереально. Когда сигнал поступает, как правило, они реагируют, приходят по адресу и пытаются выяснить, что происходит в семье. Нужно понимать, что часто бывают и ложные доносы — по разным причинам, например, чтобы выжить соседей из коммунальной квартиры. Сотрудники опеки, по большей части, смотрят на бытовые условия, если они видят, что дома чисто, есть еда и дети ухожены, они скорее поверят маме, чем жалобам посторонних людей. Но так как работники опеки не имеют нужного образования, они оценивают все как обычные люди, просто руководствуясь здравым смыслом, и вполне могут ошибиться. В большинстве случаев, люди, работающие в органах опеки, весьма адекватные, но и здесь бывают разные варианты. В случае с умершей женщиной, проверяющие среагировали на сигнал, но не смогли сразу попасть в квартиру. Очевидно, что основания вскрывать дверь квартиры с помощью полиции в тот момент они не видели».

Источник

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)