Весьма поручительная история

Весьма поручительная история

Мосгорсуд 26 февраля оставил под арестом двух фигурантов громкого дела о хищении 2,5 млрд руб. в банке «Восточный экспресс» — экс-главу этого кредитного учреждения Алексея Кордичева и делового партнера инвестфонда Baring Vostok Вагана Абгаряна. Несмотря на поручительства весьма влиятельных политиков, бизнесменов и общественных деятелей, суд не нашел оснований отменять для подследственных, которых СКР считает исполнителями преступления, меру пресечения в виде содержания под стражей. Это фактически лишает шансов на выход из СИЗО и основателя фонда Майкла Калви, которого следствие называет организатором хищения.

Состоявшиеся во вторник заседания Мосгорсуда, рассмотревшего вопрос об обоснованности заключения под стражу двух фигурантов дела о хищении в «Восточном экспрессе», вызвали повышенный интерес. И дело было даже не в личностях самих обвиняемых — бывшего руководителя банка Алексея Кордичева и крупного бизнесмена Вагана Абгаряна. Исход разбирательства давал основания прогнозировать и дальнейшую судьбу основного обвиняемого — основателя Baring Vostok Майкла Калви, чей арест вызвал очень острую реакцию в российских деловых кругах.

Первой рассматривалась жалоба на арест защиты господина Абгаряна. Добиваясь перевода своего подзащитного под домашний арест или его освобождения под залог в размере 5 млн руб., адвокаты предоставили суду 42 поручительства от видных политиков, бизнесменов и общественных деятелей, среди которых были совладелец Альфа–банка Петр Авен, глава РФПИ Кирилл Дмитриев и посол Армении в России Вардан Тоганян. Защита утверждала, что у суда первой инстанции не было никаких оснований заключать господина Абгаряна под стражу, поскольку инкриминируемое ему деяние однозначно относится к сфере предпринимательской деятельности.

Наш клиент не пачку бумаги украл в офисе! — заявил в суде адвокат Рустам Кармаев.— Он участвовал в принятии решения об утверждении соглашения. При этом, прежде чем его утвердить, ознакомился с заключением экспертов банка».

Прозвучавшие в суде первой инстанции доводы следствия о том, что, оставаясь на свободе, бизнесмен может скрыться, оказать давление на свидетелей или уничтожить доказательства, защита сочла необоснованными, поскольку при желании господин Абгарян мог уехать из страны задолго до ареста, а уничтожить документы банка или повлиять на его сотрудников он не имеет возможности. Поскольку в кредитном учреждении никаких руководящих постов не занимал и не занимает.

Представитель потерпевшей стороны Владислав Тепляев, в свою очередь, заявил, что если господина Абгаряна отпустят из СИЗО, то ему ничто не мешает сесть ночью в такси и доехать до французского или американского посольства. «И мы получим еще одного Джулиана Ассанжа в Москве»,— сказал господин Тепляев, не конкретизировав, впрочем, свою мысль. Также он отметил, что действия бизнесмена нельзя считать предпринимательской деятельностью, поскольку ее целью должно являться «извлечение прибыли, а не личное обогащение, как произошло в данном случае».

Сам господин Абгарян, выступавший в режиме видеоконференции, заявил, что был удивлен, когда узнал, что заявитель по делу Шерзод Юсупов утверждает, что его ввели в заблуждение при заключении сделки, которая и легла в основу уголовного дела. «Я знаю Шерзода как одного из самых опытных банкиров в России,— заявил обвиняемый,— и просто не верю, что его можно было ввести в заблуждение! Тем более что он и я знакомились с одной и той же стопкой документов экспертов».

Также господин Абгарян упомянул о рисках, с которыми, по его мнению, может столкнуться российская экономика в результате ареста таких инвесторов, как Майкл Калви и директор финансового департамента Baring Vostok Филипп Дельпаль. «Baring Vostok Capital привлек в Россию более $4 млрд иностранных инвестиций,— заявил обвиняемый.— Это стратегически важная деятельность, о чем неоднократно говорил и наш президент».

Господин Абгарян также отверг возможность того, что он скроется. Он напомнил, что накануне ареста ездил на похороны матери в Армению, но вернулся. «Мой отец сейчас также попал в больницу, и боюсь, он не выдержит еще и уголовного дела против меня»,— сказал обвиняемый, попросив отпустить его из СИЗО. Однако суд принял сторону следствия и жалобу защиты отклонил.

По схожему сценарию проходило заседание и по жалобе адвокатов Алексея Кордичева. Правда, его защита попросила заслушать супругу обвиняемого Марию «для характеристики его личности». Суд, несмотря на протесты следователя и прокурора, согласился. Мария Кордичева попросила отпустить мужа под домашний арест, сказав, что он «отличный семьянин». «У нас с ним уже трое детей,— добавила она.— Старший уже ходит в школу, младший — в детский сад, а самого младшего я неделю назад родила». Теперь, сказала женщина, она без помощи супруга не успевает заниматься сразу всеми детьми. Когда обвиняемому предложили задать жене, как свидетелю, вопросы, он ограничился одной фразой: «Хочу сказать, что очень люблю тебя!»

По материалам: kommersant.ru

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)